Александр Смирнов: «На родном стадионе мы обязаны побеждать любую команду»


Александр Смирнов: «На родном стадионе мы обязаны побеждать любую команду»
Новичок «СКА-Хабаровска» защитник Александр Смирнов рассказал о том, как заниматься футболом там, где им никто не занимается, почему ему пришлось учиться играть по роликам в YouTube, какие истории происходят с носителем самой популярной в России фамилии и многом другом.

Дома надо побеждать всех

— Давай начнем с разбора полетов. Что не получилось в игре с «Торпедо»?

— Да ничего не получилось. Мы настраивались, осознавали серьезность матча, но в итоге проиграли борьбу — это самый основной критерий. При этом сами не создавали моментов. Но настрой был запредельный, возможно, это и сыграло с нами плохую шутку. Игра с «Торпедо», по моему мнению, худшая в этом сезоне.

— По сути, этот матч, если не считать водное поло с «Краснодаром-2», стал для армейцев первым домашним. Проще открывать сезон с лидером, которому и проиграть не обидно, или с условным «Текстильщиком»?

— Терпеть поражение дома при своих зрителях от любого соперника — это плохо. На родном стадионе мы обязаны побеждать любую команду. Поэтому план на ближайшие три игры — девять очков.

— Как перестраивается линия защиты, если кого-либо удаляют с поля?

— Мы переходим к схеме игры в четыре центральных защитника. Это сразу минус два игрока впереди, атаковать становится тяжелее. В мои обязанности на поле входит подключение к нападению, но я перестаю на чужую половину поля ходить вообще, ведь любое подключение может привести к контратаке.

— Ты официально игрок «Ростова», и тебя «СКА-Хабаровск» взял в аренду. Вроде как ты и наш, но в то же время чужой. Не обидно себя так ощущать?

— В этом нет ничего зазорного — я приехал помогать армейцам выполнять поставленные цели. На данный момент являюсь игроком хабаровской команды, а юридические формулировки нужны для правильного оформления взаимоотношений между клубами.

— То есть арендованных футболистов ни в чем не притесняют относительно тех, кто на контрактах, — и добавка в столовой положена, и жилье отдельное?

— Независимо от степени договорных отношений мы все равны. Нас в команде 25 человек, и ко всем относятся одинаково: и к арендованным, и к молодым местным воспитанникам.

— В прошлом сезоне ты был в аренде в «Оренбурге», команда заняла второе место и должна была напрямую попадать в Премьер-лигу…

— Такая задача была поставлена в самом начале чемпионата, и команда своей игрой заслужила повышение в классе. Мы сделали все, что от нас зависело. В последнем туре играем с брянским «Динамо» дома, нам нужна только победа, и мы побеждаем. Все радуются, обнимаются, фотографируются, получают медали за второе место. А потом заходим в раздевалку, а там сидит парень, и на нем лица нет. Показывает нам новость на спортивном портале, что вместо «Оренбурга» в Премьер-лигу отправляется «Нижний Новгород». Я такой тихой раздевалки никогда в жизни не видел — просто гробовая тишина. Так тошно было, что не передать.

«На родном стадионе мы обязаны побеждать любую команду», изображение №2

— Но ты бы все равно вернулся в «Ростов»? Так что для тебя это был праздник на чужой улице.

— Мне просто обидно за пацанов. Сезон был тяжелым, длинным, все измотанные, побитые, задачу, поставленную выполнили, а за это получили только скудное «спасибо».

— Сейчас в «Ростове» главным тренером назначен сам Юрий Павлович Семин. Хотелось бы поиграть под его руководством?

— Конечно! Думаю, любой футболист хотел бы побыть в команде великого тренера. Сколько за его плечами клубов и побед! Но вернемся к тому, что я сейчас игрок «СКА-Хабаровска».

Все было как в тумане

— Позволю себе цитату: «При Сергее Юране поверил в себя, а он в меня. На данный момент он первый номер, потому что при нем заиграл и с его помощью оказался тут. Если бы он в меня не поверил, ничего бы этого не было». Помнишь, когда сказал эти слова и мог бы их сейчас подтвердить?

— Это мое интервью после прихода в «Химки», и с Хабаровском произошло все точно так же. Сидел дома, мы общались с женой, и я сказал ей: «Вот если бы позвонил Сергей Николаевич, поехал бы к нему в любой клуб». И через пару дней звонок от него. Я обрадовался, обещал, что пообщаюсь с агентом, но, когда наш разговор закончился, сказал супруге: «Еду». Мое подписание контракта с «Ростовом» — в этом есть заслуга Сергея Николаевича. В противном случае даже и не знаю, где бы сейчас был.

«На родном стадионе мы обязаны побеждать любую команду», изображение №3

— К Юрану хоть куда готов ехать. А в Хабаровске бывал?

— Один раз, и это было как в тумане. Мы прилетели, поспали, пообедали, потом игра — и сразу улетели. Вроде и был в Хабаровске, но, кроме стадиона, ничего не видел. Тут тяжело приезжим командам, я прекрасно понимал, куда еду. Но мне здесь все нравится.

Я, когда прилетел в Хабаровск, первые три-четыре дня жил по графику «спишь — тренируешься — спишь».

— Но здесь нынче много футболистов, поигравших в «Химках», что должно помогать в социальной акклиматизации.

— Дима Барков, Макс Мартусевич, Миша Тихонов сейчас приехал. Я, конечно, почти всех знал, потому что играл против них. Но когда в команде есть знакомые люди, с которыми вместе выходил на поле, это реально помогает на первых порах.

— То есть сейчас в СКА есть «химкинская группировка»?

— У нас очень дружный коллектив, великолепная атмосфера. А группировки создаются именно там, где этого нет.

«На родном стадионе мы обязаны побеждать любую команду», изображение №4

— Давай поговорим о тебе. Ты родился в городе Кирсе Кировской области, но в раннем возрасте переехал в Эжву — район Сыктывкара. Ты себя кем больше ощущаешь — кирсинцем или эжвинцем?

— В Кирсе я прожил восемь лет, закончил первый класс. Потом мои родители развелись, и мы с мамой уехали жить в Республику Коми, где много наших родственников. Но неважно, где ты живешь, место рождения у каждого человека одно. Поэтому я кирсинец.

— Сейчас модно говорить о туристических брендах населенных пунктов. Если бы перед тобой поставили задачу привлечь туристов в эти города, что бы ты предложил посмотреть?

— Ну и вопрос. Не знаю даже. Если брать Киров, там есть что посмотреть. А в Кирсе... В Кирсе у меня сейчас бабушка живет, был у нее на Новый год. Еще церковь красивая. Поэтому можно на церковь посмотреть, а потом в гости к бабушке.

Храм Покрова Пресвятой Богородицы г. Кирс
Храм Покрова Пресвятой Богородицы г. Кирс

А в Эжве есть большой завод, который входит, кажется, в тройку по объему выпуска бумаги, в том числе и туалетной. Но когда с предприятия происходят выбросы, то из города надо бежать.

— Я тебя послушал, но желания туда поехать у меня не возникло. А в Хабаровск ты бы позвал родственников?

— Обязательно! Это хороший город для туризма. Показал бы Амур, набережную, где мы постоянно гуляем с женой, накормил бы морепродуктами. Здесь потрясающие виды, красивая природа. И есть возможность пожить в будущем. Ведь когда у тебя уже наступило сегодня, почти во всей России еще вчера!

Баран в хорошем смысле слова

— Хоть мы и представители разных профессий, есть нечто, что нас с тобой объединяет. Мы оба родились в День космонавтики. Поэтому я в детстве считал, что мне судьбой предначертано быть космонавтом.

— У меня тоже так было лет до пяти. Я любил рисовать космонавтов и планеты. А потом поиграл в футбол с дядей, и мне купили футбольный мяч. Сначала просто гонял его, а когда переехали в Республику Коми, попытался заниматься на профессиональном уровне.

— Не понимаю, как можно заниматься этим видом спорта там, где традиционно развиты лыжи, биатлон и спортивная ходьба.

— Большого футбола там нет от слова «вообще», только мини. Есть такая команда «Новая генерация», которая играет в республиканской Суперлиге — это подобие нашей РПЛ. Там в дубле я и начинал свою футбольную карьеру.

— Продолжая тему рождения в апреле. Мы с тобой Овны. Тебе когда-нибудь говорили, что ты слишком упрям?

— Бабуля и мама постоянно твердили, что я полностью соответствую своему знаку Зодиака. Бабушка даже называла меня бараном, но в хорошем смысле этого слова, любя. Говорила: «Ты всегда идешь к своей цели напролом, несмотря на травмы, какие-то обстоятельства». На самом деле до первого моего контракта с командой Премьер-лиги пришлось многое пройти: побывать на самом, если можно так сказать, дне российского футбола, сидеть без клуба и контракта, зарплату не платили. Было желание вообще с футболом завязать. Хорошо, что мама меня всегда поддерживала и говорила: «А зачем ты тогда вообще этим стал заниматься?»

— Но высшее образование ты на всякий случай получил?

— Да, я окончил спортивный институт в Москве и имею диплом тренера. Скажем так, запасной аэродром у меня имеется.

Учеба по роликам в YouTube

— Смирнов — самая распространенная в России фамилия. Были у тебя какие-то интересные пересечения с однофамильцами?

— Ну, интересной эту историю вряд ли можно назвать. В общем, поехал с «Оренбургом» на выезд в Москву. Сдали, как положено, тесты на коронавирус, у меня он отрицательный, все нормально. Прилетаю, включаю телефон и вижу семь пропущенных звонков от нашего доктора. Перезваниваю. Он говорит, чтобы я держался от всех подальше и никуда не уходил. Потом он меня встретил вместе с начальником команды и огорошил: «Саня, у тебя тест положительный». Как так, вот же отрицательный?

Выясняется, что в Оренбурге живет полный мой тезка — Александр Петрович Смирнов, он тоже родился 12 апреля, но на три года старше меня. И результаты наших тестов перепутали. В общем, вся команда поехала заселяться в гостиницу, а я первым же рейсом вернулся в Оренбург.

— Тяжело перенес болезнь?

— Первые дни была слабость, а в целом достаточно легко. Обоняния не было и не чувствовал вкуса еды. Это для меня было самым противным — ешь и не понимаешь, что именно. У жены болезнь протекала чуть тяжелее, но справились.

— Давай вернемся к футболу. В твоих характеристиках написано красивое слово «обеногий». Ты специально тренировался или так получилось?

— Это не совсем правильно. Я левша, но могу играть и правой, даже голы забивал. Но если говорить о ведении мяча, обработке, то левая нога главнее.

— Я знаю, что в твоей футбольной жизни было много интересных историй. Попрошу рассказать о двух. Как ты отправил свое резюме в футбольную школу для малышей?

— На самом деле, это очень важный момент в моей жизни, и ошибка случилась по нашей невнимательности, ведь мы с мамой впервые отправляли резюме. Мы тогда еще в Эжве жили, и мне в голову пришла идея: хочу попасть в большой футбол. Мама стала отправлять мое резюме в московские академии «Спартака» и «Локомотива». И нас одобрили в «Локо», написали: «Приезжайте». Мы и отправились. Была суббота, приехали в академию, спрашиваем у охранника: «А где тут команда 1996 года?» Он говорит, что у них сейчас игра начнется. Как игра? Нам же время и день назначили для просмотра. А тут мимо проходил кто-то из администраторов. Мы к нему, он все посмотрел и сказал, что мы на самом деле резюме отправили в группу выходного дня, где тренируются малыши.

И что нам делать? Мы ехали почти двое суток, заселились к родственникам в квартиру — и возвращаться ни с чем? Хорошо, что администратор позвонил селекционеру и попросил меня посмотреть. Тут маме спасибо огромное — она настояла. И на следующий день я уже тренировался с командой «Локомотива» своего года и вскоре заселился в интернат.

— Еще попрошу рассказать о том, как ты — игрок линии нападения — вдруг стал защитником.

— Я почти всю свою карьеру играл крайним нападающим, иногда центральным. Но в какой-то момент мой агент узнал, что «Химки» ищут левого защитника, и предложил попробовать. Я только из Хорватии вернулся, где отыграл сезон, сижу без команды, а тут — «Химки», ФНЛ, уровень. Мне, наверное, повезло, потому что до конца официальных подписаний оставался день-два.

Я приехал на сборы и вообще не понимал, как играть в защите. За день до первой тренировки посмотрел на YouTube массу нарезок об игре левых защитников, но на поле был как потерянный. Уж не знаю, что во мне разглядел Игорь Михайлович Шалимов, спасибо ему за доверие, но в первом своем сезоне я провел все матчи в составе «Химок».

«На родном стадионе мы обязаны побеждать любую команду», изображение №6

— А если бы «Химкам» нужен был вратарь, тоже посмотрел нарезки в интернете и попросился на просмотр?

— С моим ростом в воротах делать нечего. Тут без шансов.

— В «СКА-Хабаровске» существуют, как мне кажется, проблемы в нападении. Может, пора уже попроситься вперед?

— Для меня главное — играть и приносить пользу команде. Готов закрывать любую позицию, на которую поставит тренер. Сейчас тенденции мирового футбола таковы, что от крайних защитников тоже многое зависит в нападении. В моих игровых функциях подключение к атакам и возвращение в свою штрафную площадку. Думаю, соотношение моего роста с весом вполне позволяет это делать.

«На родном стадионе мы обязаны побеждать любую команду», изображение №7

— Предположим, что «СКА-Хабаровск» проведет достойный сезон и получит путевку в Премьер-лигу. Ты с нами или обратно в «Ростов»?

— Во-первых, мы все этого хотим, но пока думать об этом рано — сезон только начался. Во-вторых, если это произойдет, надо, чтобы мое желание совпало с желанием главного тренера. Решать будут руководители «СКА-Хабаровска» и «Ростова». Желание любого игрока — не только попасть в РПЛ, но и играть там.

Мне здесь все условия нравятся: хороший коллектив, отличная поддержка болельщиков. Вот сдадут восточную трибуну, будет еще лучше. Но чтобы потом более детально обсуждать планы на будущее, надо сейчас максимально отдаваться каждой игре. Мне кажется, у «СКА-Хабаровска» есть все, чтобы радовать болельщиков!

Игорь Мирошников, газета «Хабаровские Вести»




Возврат к списку новостей

Ближайший
домашний матч


Хабаровск, стадион им. Ленина
25 сен 2021 17:00

Купить билет

При поддержке правительства Хабаровского края


Правительство Хабаровского края