Эмерсон: «Ну встанешь ты на колено, а что изменится?»


Эмерсон: «Ну встанешь ты на колено, а что изменится?»

Интервью Эмерсона о расизме, BLM и арбитрах-женщинах.

Эмерсон, пожалуй, самый фактурный новичок «СКА-Хабаровск» этой зимы. Почти двухметровый украинец с конголезскими корнями говорит на русском языке без акцента, чем смущает арбитров из ФНЛ. Эми, как зовут его в команде, успел получить две красных карточки, забить гол, отдать голевую передачу и стать незаменимым столпом обороны армейцев. А совсем недавно болельщики признали защитника лучшим игроком «СКА-Хабаровск» в апреле. В интервью клубной пресс-службе Эмерсон рассказал о родной Одессе, беспардонных китайцах и уникальных африканских женщинах.

ТАНЦЫ, САЛО, ОГРАБЛЕНИЕ КВАРТИРЫ

- Твоё полное имя Владис-Эммерсон Иллой-Айет. Получается, у тебя двойное имя и двойная фамилия? Как так получилось?

- Я родился в день ангела Владислава, и мама хотела меня именно так назвать. Отец был за Эммерсона, и в итоге соединили два этих имени. Просто у меня необычная фамилия и Владислав Иллой-Айет звучало бы странно.

- Часто бывает, что люди не понимают, как именно к тебе обращаться?

- В основном все идут от простого – Владис или Влад. Кто знает меня лучше или разбирается в футболе, называют меня Эмик или Эмерсон. В Хабаровске в основном Эми. В сборной Конго ко мне обращаются Иллой и никак иначе – там мы в основном употребляем фамилии.

- Владис – это же что-то прибалтийское…

- Это просто сокращённое от Владислава. Ну Владислав-Эммерсон тоже как-то не очень звучит. Владис получше.

- Твой отец известный в Конго врач. Как он оказался в Одессе?

- Транзитом через Европу. Он и в Италии поездил, и во Франции. Папа улетел из Конго ещё совсем молодым человеком в попытке найти для себя лучшую среду для обучения.

- Это начало девяностых?

- Даже пораньше. Год 85-й. Тогда они как раз создали своё сообщество помощи беженцам.

- Твой отец был президентом этой организации. Что его подвигло на её создание? Он испытал проблемы беженцев на себе?

- Находясь в чужой стране, не зная языка, ты испытываешь сложности при элементарном походе в магазин. Это ступенька адаптации – помощь с трудоустройством, жильём.

- Ты как-то помогал отцу по работе?

- Нет, я был совсем мал. Что-то начал узнавать лет в 12-13, а к моему 16-летию он уже готовился к отъезду в Конго. У меня тогда просто не было на это времени – я занимался учёбой, тренировками, готовился к университету.

- Сейчас вы часто общаетесь?

- Не так часто. Вижусь с ним, только когда лечу на игры сборной, а так можем созвониться раз в месяц. С мамой я общаюсь гораздо чаще.

- То есть он не помогает тебе принимать какие-то решения? Ты с ним не советуешься?

- Нет. Он улетел, когда мы испытывали семейные сложности. Это было вынужденным шагом, в том числе и с финансовой стороны. И такой момент совпал с периодом моего взросления, когда парни становятся мужчинами. Всё, что он мог мне подсказать, я приходил к этому сам, сам приобрёл весь свой опыт. Даже не знаю, что у него спросить.

- Ты себя больше ощущаешь украинцем, чем конголезцем?

- Само собой. Я родился и вырос в Одессе. Всё, за исключением цвета кожи, у меня от Украины. Я знаю не так много конголезских традиций, хотя каждый раз, когда бываю в Конго, очень рад. Люди там доброжелательны ко мне, и я чувствую их поддержку.

«Ну встанешь ты на колено, а что изменится?». Интервью Эмерсона о расизме, BLM и арбитрах-женщинах., изображение №2

- Ты чувствуешь, что в тебе течёт африканская кровь? Например, большинство темнокожих ребят очень пластичные, классно двигаются. Это про тебя?

- Да, пластика, танцы – это всё в крови. Не буду говорить, что я виртуоз, но танцую я неплохо. А вот в плане темперамента мой отец очень спокойный, поэтому и я тоже не из тех африканцев, которые на голове стоят.

- Любишь традиционные украинские блюда: борщ или сало?

- Борщ люблю, сало – нет. Пельмени, вареники нравятся. Я люблю украинскую еду. Она же почти такая же, как и русская.

- Что в тебе выдаёт одессита? Юмор? Акцент?

- Юмор, пожалуй. А вот акцент выдаёт во мне просто украинца. Была забавная история, когда мы с моей девушкой перебирались из Гонконга в Армавир. Во время пересадки встретили ребят и попросили заказать такси. Они спрашивают: «А вы с Украины?». Я говорю: «Да, а как вы поняли?». Парень отвечает: «У тебя акцент украинский, а вот у девушки русский». Моя девушка ближе к России, она в Донецке родилась.

«Ну встанешь ты на колено, а что изменится?». Интервью Эмерсона о расизме, BLM и арбитрах-женщинах., изображение №3

- Одесский юмор, он какой?

- Не могу сказать за весь юмор, но я весёлый коммуникабельный парень, который абсолютно все шутки воспринимает нормально. Я очень сильно ругаюсь матом – в Одессе это любят. Но, как сказал один тренер, у меня это получается очень звучно. Это не слышится как что-то страшное. Тут скорее «из песни слов не выкинешь».

- Одесса известна своими уголовными авторитетами. Ты сталкивался с этим миром?

- Пожалуй, нет. Конечно, случался криминал, но я какой-то жести прям не помню. Было, что напротив нас квартиру ограбили. А так, нет.

- То есть детство у тебя спокойное было? Деньги не отбирали?

- Был один инцидент. Я был совсем маленький, шёл из магазина. Мне навстречу двое мужчин, говорят: «Стой. Покажи, что у тебя в карманах». У меня был рубль на сухарики и мой первый кнопочный телефон для связи с родителями. Они посмотрели так на меня и отпустили.

- Было бы побольше денег, думаешь, забрали бы?

- Скорее всего. Мне тогда лет пять было. Что бы я им сделал?

- Если бы я приехал к тебе в гости в Одессу, какие три главных достопримечательности ты бы мне показал?

- Одесса славится своим оперным театром, он действительно очень красивый, считается одним из лучших в Европе. Это и есть центр города. Оттуда можно спуститься к порту. Показал бы Потёмкинскую лестницу, ну и «не смотри на Дюка со второго люка».

- Это что такое?

- В Одессе на Приморском бульваре установлен памятник Дюку Ришелье, который в начале 19 века был местным градоначальником. На этом бульваре есть несколько канализационных люков, а на одном из них написано «посмотри на Дюка с люка». Дело в том, что Ришелье держит в дальней руке свиток, который с этого ракурса напоминает мужское достоинство. Причём неприлично щедрых размеров (смеётся). Забавная картина.

«Ну встанешь ты на колено, а что изменится?». Интервью Эмерсона о расизме, BLM и арбитрах-женщинах., изображение №4

- Я так понимаю, ты очень любишь Одессу и при первой же возможности там бываешь?

- Нет, не настолько я люблю Одессу. Я люблю её летом: колоритно, много людей, туризм, пляжи. Зимой там скучно, ещё и холодно. Не сказал бы, что после окончания карьеры я бы хотел жить в Одессе. Люблю города побольше – Киев, Москву. Побывав в Шанхае, я понял, что это вообще другой уровень жизни.

ПУСТОВОЙТОВА, АФРИКАНКИ, ШУТКИ ПРО БЕЛОГО

- Самая необычная реакция, когда ты начинаешь говорить на русском языке без акцента?

- Все удивляются: «Воу! Как вы так хорошо говорите по-русски, без акцента?». Конечно, нет такого, что меня люди начинают на камеру снимать, но многие задаются вопросом – откуда я? Как так? Бывает, говорю: «Да я выучил просто» (смеётся). Иногда ко мне стараются обратиться на английском языке, а я отвечаю: «Я вообще-то по-русски говорю». Даже судьи в ФНЛ сейчас подсказывают мне: «No hands» или ещё что-то на английском. Я так смотрю на него: «Рэф, я понимаю по-русски». И они улыбаются сразу. Им становится и неловко, и смешно. Замечаю, что соперники тоже начинают улыбаться.

- Наш матч с «Чертаново» впервые в истории лиги судила женщина. Как тебе работа Анастасии Пустовойтовой?

- Помню, в чемпионате Украины U19 нас судила женщина. Был абсолютно игровой момент: мы боролись вверху, но моему сопернику досталось больше. Она увидела кровь, сразу запереживала и удалила меня, дав ещё и 5-матчевую дисквалификацию. Хотя я ничего умышленного там не делал.

Пустовойтова же отлично отработала, она всё контролировала. Думаю, этот матч сделает её опытнее и поможет переключиться с женского футбола на мужской.

- Здесь ведь интересен ещё и вопрос коммуникации между судьёй и футболистами. Мы часто видим, как арбитрам-мужчинам что-то предъявляют в жёсткой форме, даже не всегда литературной. Женщин так не попрессингуешь…

- Так это и хорошо. Нормальный мужчина не будет на улице орать на женщину, если она в чём-то неправа. В первую очередь нужно достойно себя вести. Сергей Николаевич перед игрой говорил нам, что с судьёй лучше не общаться, никаких высказываний в её адрес не допускать. Это было бы просто некорректно – оскорблять её или даже повышать тон. Конечно, если есть какие-то спорные ситуации, можно их обсудить, но в пределах разумного. В любом случае, она в первую очередь женщина.

- Ты с ней во время матча не общался? Может быть, после игры поблагодарил за работу?

- Мы перекинулись парой фраз во время моего отменённого гола. Я там и сам почувствовал, что оказался во вне игры. Сказал: «Да, конечно, не вопрос». После матча я поздравил её с дебютом.

«Ну встанешь ты на колено, а что изменится?». Интервью Эмерсона о расизме, BLM и арбитрах-женщинах., изображение №5

- Ты сыграл 2 матча за сборную Конго и даже забил один мяч. Когда в последний раз контактировал с тренерским штабом?

- Первый матч я сыграл ещё в 17-м году, а второй в прошлом октябре. У меня был непростой период: из-за коронавируса не мог найти команду, плюс с датским клубом тяжело расторг контракт. Несмотря на это, тренер сборной решил меня поддержать, вызвал на сбор. Я оставил хорошее впечатление, но недавно случились перемены в тренерском штабе. Сейчас командой руководит бывший помощник главного тренера, который постоянно находится в Конго. С ним я не поддерживаю связь.

- Ждёшь ли ты сейчас вызова в сборную? Из-за коронавирусных ограничений и отдалённости Хабаровска слетать в Конго – целое приключение…

- Если я вызываюсь в сборную, это говорит о том, что я держу определённый уровень. Здесь всё зависит от главного тренера: считает ли он целесообразным отпускать меня. Я ведь ещё должен буду отсидеть на изоляции. Может быть много травм, дисквалификации, и в такой ситуации сложно отпускать человека из основной обоймы.

«Ну встанешь ты на колено, а что изменится?». Интервью Эмерсона о расизме, BLM и арбитрах-женщинах., изображение №6

- Как из Хабаровска добраться до Конго?

- Сначала нужно долететь до Москвы, потом в Париж, оттуда в Конго.

- Сколько времени это займёт?

- Зависит от пересадок, но именно в самолёте часов 18 придётся провести.

- Ты готов на такое?

- Почему нет? Нам и сейчас непросто летать в те же Калининград или Песчанокопское. С учётом пересадок у нас и получалось в районе 18-20 часов. И это при том, что мы играем на следующий день. В сборной у меня будет время отдохнуть и перестроиться.

- Расскажи, какие там условия. Был какой-то трэш или колорит?

- Цивилизация там не на мой вкус. Я не скажу, что там люди в лесу живут, но многие технологии уже устарели. При этом сами люди выглядят счастливыми. Они умеют самовыражаться, ни на кого не смотрят, абсолютно самодостаточные. Да, может они бы хотели чего-то большего, но они рады тому, что имеют. Человек может стоять на улице в наушниках и танцевать. Его вообще не будет волновать, что о нём подумают. Он счастлив в моменте.

- Интересные персонажи были? Кто тебе больше всего запомнился?

- Удивили местные женщины. Вот у них точно никогда не бывает проблем со спиной, потому что все они носят на головах разные предметы: миски, ящики, тазики. У них такая ровная осанка. У каждой женщины абсолютно ровная спина. У неё в руках годовалый ребёнок, пакеты, а всё остальное она закидывает на голову и идёт спокойно, как будто там ничего и нет. Я так кепку ношу, как они все эти предметы.

«Ну встанешь ты на колено, а что изменится?». Интервью Эмерсона о расизме, BLM и арбитрах-женщинах., изображение №7

- И даже не придерживают рукой?

- Нет. У них специальная шапочка, чтобы не давило на голову. Я снял видео, как женщина несла на голове тазик с яйцами. Так вот, она вообще не переживала, что он может упасть, при этом в руках у неё были пакеты.

- Правда, что тебя там называли белым?

- Да. В основном там люди с более тёмным оттенком кожи. Возможно, шутя, но так или иначе, они называли меня белым.

ПОЮЩИЕ ТАКСИСТЫ, РАСИЗМ, BLM

- Футбольная судьба занесла тебя в Гонконг. Хапнул экзотики?

- В Гонконге нет экзотики, это очень развитый город. Многие сравнивают его с Нью-Йорком, потому что там тоже много небоскрёбов. Но в основном мы базировались в Гуанчжоу, и вот там-то я хапнул экзотики. Люди специфические. Таксисты очень громко поют, и их абсолютно не смущает, что сзади пассажиры едут. Я летал к своей девушке в Нанкин, мы зашли в отеле в ресторан. Набираем себе завтрак, и мужчина на абсолютном безразличии настолько громко пукнул, что я кушать после этого не захотел. А для них это нормально. У них отрыжки и газоиспускания в порядке вещей. Даже наоборот, отрыжка говорит о том, что человеку очень вкусно. То же самое про чавканье, это комплимент.

«Ну встанешь ты на колено, а что изменится?». Интервью Эмерсона о расизме, BLM и арбитрах-женщинах., изображение №8

Ещё китайцы очень медлительные, они решают одну конкретно поставленную задачу. Им кто-то звонит, они останавливают машину, разговаривают и потом опять едут.

- С бытовыми проблемами сталкивался?

- Мы хотели снять квартиру, уже отправили деньги, заезжаем, а там просто ужас: плесень, тараканы. Хотя на фотографиях всё было идеально, квартира просто космическая и цена, соответственно, немаленькая. И это при том, что мы заказывали через известный сервис. Сразу написали в поддержку, девушка не поверила, попросила какие-то доказательства. Мы прислали фотографии, и она просто перестала отвечать.

- Там же безумно жарко летом?

- Очень жарко. Помню, мы тренировались в полдень при +47. Играли три тайма по 15 минут, и к третьему тайму я думал, что упаду. Было такое истощение и обезвоживание. В столовой я съел два тарелки еды, чего я никогда в жизни бы не сделал. Видимо, я схватил солнечный удар, потому что в номере меня морозило. Я выпил аспирин, лёг и не мог встать часа полтора.

Там же ещё влажность высокая. Мне достаточно было просто выйти из номера, и я сразу был весь мокрый.

- Цены кусались?

- Очень. Я старался нигде ничего не покупать, экономить. Про недвижимость вообще молчу. Снять более-менее нормальную квартиру там можно от полутора тысяч долларов. Полноценный ужин на двоих в районе ста долларов, на меньшее можешь не рассчитывать.

- Как местные реагировали на тебя?

- Обращали внимание на мой рост. Китайцы в большинстве своём невысокого роста, и они всегда так на меня смотрели: «Ооо, ты такой высокий!». Некоторые подходили ко мне сфотографироваться, потому что нечасто встречают такого колоритного человека.

«Ну встанешь ты на колено, а что изменится?». Интервью Эмерсона о расизме, BLM и арбитрах-женщинах., изображение №9

- Ты когда-нибудь сталкивался с расизмом?

- Да, но не сказал бы, чтобы прям сильно сталкивался. Не могу сказать, что я был как-то обижен или унижен. У меня нормальное дипломатическое отношение к людям, которым что-то во мне не нравится.

- Это в детстве было?

- Дети на то и дети, что могут что-то сказать глупое и обидное. Они не всегда понимают, что говорят. Сейчас сложно мне сказать что-то подобное, потому что я могу не только сказать в ответ, но и, скажем так, ответить грубее.

- Бывало, что тебя провоцировали на поле на расовой почве?

- Нет, меня невозможно спровоцировать на поле. Если кто-то развяжет свой язык, я не начну бросаться на человека. Я не допущу, чтобы меня ещё за это наказали.

- Как относишься к акции BLM, которая захватила весь европейский футбол?

- Мне сложно судить. Как с таковым с расизмом я не сталкивался. Ну встанешь ты на колено, а что изменится? Не вопрос, если что-то будет меняться, это здорово. Но если всем по барабану, в чём смысл? Любая акция, любое действие должны приводить к логическому исходу. Black lives matter, да, я с этим согласен, но если взять современные реалии и то, что было раньше… Тогда люди действительно боролись за свои права. Сейчас кто-то назвал человека чёрным и это уже расизм. Это странно, потому что у всех свой оттенок кожи.

«Ну встанешь ты на колено, а что изменится?». Интервью Эмерсона о расизме, BLM и арбитрах-женщинах., изображение №10

Вот был скандал, когда играли ПСЖ и «Истанбул». Якобы арбитр назвал тренера чёрным… Не знаю. Это сугубо моё мнение. Вот, например, когда мы с девушкой смотрим фильмы, я могу сказать: «Вот тот чёрный – чудак». Этот парень чёрный, этот белый. Я не вижу здесь никакой проблемы. Чёрное – это чёрное, белое – это белое. Это просто цвет. Если я называю человека чёрным, это не значит, что он плохой или чего-то не достоин.

«Ну встанешь ты на колено, а что изменится?». Интервью Эмерсона о расизме, BLM и арбитрах-женщинах., изображение №11

- Уилфрид Заа – темнокожий хавбек «Кристалл Пэлас» - отказался вставать на колено, назвав этот жест унизительным. По его мнению, ни один человек не должен доказывать, что его жизнь важна. Это априори итак понятно. Согласен с ним? Ты бы встал на колено во время такой акции?

- По началу это действительно было важно и целесообразно, но дальше… Какой смысл? Я не думаю, что это нужно делать каждую игру. Когда с футболистами что-то происходит (болезни, травмы), команды же не надевают специальные футболки на каждую игру. Вот у нас была ситуация с Гриней, мы надели один раз футболки «Гриня, держись» и всё. Это не должно становиться мэйнстримом. Да, есть, что решать, но это не так решается.

ПЛОХИЕ ДНИ, ПОЛЁТ В КОРОБКЕ, СВАДЬБА

- Перед тем как подписать контракт с нашим клубом, ты смотрел на карту? Не смущало расстояние?

- Я знал, где находится Хабаровск. Конечно, мне не в кайф летать с моими ногами, которые упираются в соседнее сидение, но это наша работа.

- Каково лететь в самолёте почти двухметровому человеку?

- В хорошие дни я могу лечь хотя бы на два сидения, то есть выдвинуть ногу на соседнее кресло. Если супер повезёт, могу в хвосте лечь на 4 кресла. В плохие дни впереди сидящий человечек опускается ко мне на коленки. Слева и справа от меня сидят люди, мне некуда деть ноги, и я лечу как в коробке. В этот момент я ненавижу самолёт, этот перелёт и то, что я вообще нахожусь в этой ситуации.

- Ты говорил, что Армавир – маленький и скучный город. Что скажешь о Хабаровске?

- Здесь довольно уютно, благоустроенный город, есть, где погулять, где поужинать. Одному мне тут, наверное, было бы скучновато, но мы живём вдвоём с моей невестой и в целом нам комфортно.

- Как вы познакомились?

- Я как-то зашёл к своему другу в инстаграм и увидел эту девочку, попросил познакомить нас. Мы увиделись в Киеве и начали общаться. Это продолжалось на протяжении двух лет, но нестабильно. Когда я играл в Дании, мы вновь договорились встретиться в Киеве, потом поехали в Одессу, провели там весь мой отпуск и дальше уже в Китай полетели.

«Ну встанешь ты на колено, а что изменится?». Интервью Эмерсона о расизме, BLM и арбитрах-женщинах., изображение №12

- Прошлым летом ты сделал ей предложение. Когда свадьба?

- В прошлом году были жёсткие ковидные ограничения, даже ЗАГСы не работали в нормальном режиме. Мы не видели смысла расписываться, потому что хотели сразу полететь куда-нибудь на медовый месяц. Я хочу, чтобы для неё всё было идеально.

- Саму свадьбу в Одессе планируете?

- Изначально так планировали. Моя семья живёт в Одессе, а её семью мы хотели пригласить в гости. Сама она с Донецкой области, и все её друзья сейчас живут по разным городам. Так просто удобнее было бы. Но сейчас продолжается осложнённая ситуация с ковидом. Не исключаю, что можем и в Хабаровске расписаться в итоге.

Автор: Роман Игнатик




Возврат к списку новостей

Ближайший
домашний матч


Хабаровск, стадион им. Ленина
08 авг 2021 Будет уточнено

При поддержке правительства Хабаровского края


Правительство Хабаровского края