Футбольный клуб СКА Хабаровск

Глеб Грачёв: «Приехав в Хабаровск, принял правильное решение». Часть 1


Глеб Грачёв: «Приехав в Хабаровск, принял правильное решение». Часть 1

Украинский защитник Глеб Грачёв, пополнивший «СКА-Хабаровск» в начале нынешнего сезона, сходу стал основным игроком армейской команды. Глядя на то, как он раз за разом выходит на поле в стартовом составе, и в голову не придёт, что в Хабаровске он перезагружает карьеру после тяжёлой травмы.

Мы проговорили почти час. Разговор получился максимально откровенным и интересным. Чтобы за внушительным объёмом текста от вас не ускользнула ни одна из рассказанных Глебом историй, мы решили выпустить его в двух частях.

Первая часть о том, как «получить» от родителей за первую тренировку, забить гол в ворота «Динамо» (Киев) и… начать всё сначала.

- Ближайший матч – против «Крыльев Советов» - ты пропустишь из-за перебора жёлтых карточек. Обидно?

- Очень досадно, я б сказал. Почему-то у меня с этим судьёй получились не сильно хорошие взаимодействия (улыбается). Помимо игры с «Текстильщиком» он был арбитром и нашего матча с «Велесом» (Артём Чистяков – прим. пресс-службы). Две игры – две жёлтые карточки у меня. В первый раз, я считаю, вообще не было ничего. А здесь я посмотрел момент: конечно, сфолил.

Артём Чистяков показывает жёлтую краточку Глебу Грачёву
Артём Чистяков показывает жёлтую карточку Глебу Грачёву

- С какими ощущениями смотришь матчи своей команды с трибуны?

- В «СКА-Хабаровск» пока таких матчей было два. В начале сезона, когда я ещё не был заявлен, хотелось очень сильно в бой, помочь команде. Вторую игру пропускал после небольшого ушиба. И тоже эмоционально было тяжело. Хочется, хочется помочь в каких-то моментах.

НЕТ ТАКОЙ ПРОФЕССИИ? ЗНАЧИТ БУДЕТ!

- Как ты попал в футбольную секцию?

- Мне было пять или шесть лет. Мама отпустила гулять, я ушёл со двора и попал на стадион. А там запись на футбол. Я подошёл, говорю: «Можно запишусь?». Мне: «Да-да, конечно, а где родители?». Говорю: «Родители на работе, я сам запишусь». Они говорят: «Хорошо». Записали меня, и сразу тренировка началась. Я попал на эту тренировку, начал тренироваться. А время уже девять часов вечера, мама с папой в шоке, по всему городу меня ищут, с ума сходят. Когда встретили меня с тренировки, получил немножко (смеётся).

- На вторую тренировку-то отпустили?

- Да, отпустили. Я всё объяснил, но мне сначала даже не поверили. Но потом всё уже нормально стало, начал ходить.

- В Попасной (родной город Глеба, находится в Луганской области Украины) ребёнку в то время могла грозить опасность?

- Нет, сомневаюсь. Просто родители в принципе перепугались от того, куда я пропал вечером. У меня город крутой, мирный, красивый, особенно сейчас.

- До первой тренировки ты что-то о футболе знал?

- У меня есть дядя родной, мамин брат. И он тоже всегда занимался футболом. И мне всегда дарили мячи, форму футбольную. Как сейчас помню, первой мне подарили форму «Милана». И я с этим добром приходил на стадион. Я малой, а эти лбы здоровые там играют. Я прошу: «Возьмите меня поиграть», а мой дядя: «Нет-нет, нельзя, ты ещё маленький». И вот, помню, там на стадионе траву по бокам не стригли никогда, я садился в неё и говорил про себя, вот стану футболистом, ещё сами будете проситься со мной поиграть. В итоге стал (улыбается).

- А сам дядя играл профессионально или на любительском уровне?

- Он был очень хорошим футболистом. Его даже приглашали в луганскую «Зарю», но бабушка не отпустила. Так что потом просто играл с друзьями. Сейчас живёт в России. Я его, кстати, дядей никогда не считал, считал братом. Он мне очень сильно в жизни помогал. Было время, когда присматривал за мной. И отношения у нас, как у братьев: то дрались, то любили друг друга. Футбол ему не чужд, он понимает игру и критикует меня.

- Кто твои родители?

- У папы свой бизнес, он частный предприниматель. А мама работает в пенсионном фонде, госслужащий.

Глеб с родителями
Глеб с родителями

- Что они говорили по поводу твоего увлечения футболом?

- Они сначала не верили, что это выльется во что-то серьёзное, но и запрещать не запрещали. Где-то поощряли, а где-то… Были такие моменты, что я получал двойки в школе, замечания, был шебутной ребёнок. Папа говорил: «Всё, не пойдёшь на тренировку». Приходилось выбрасывать дневники, вырывать страницы, лишь бы отпустили. А иногда и сбегал из дома, чтобы пойти на тренировку.

- Такая тяга к тренировкам. Ты уже тогда понимал, что хочешь быть профессиональным футболистом?

- Я даже в шесть лет уже понимал, что хочу им быть. У меня спрашивали «какая твоя любимая профессия?», я отвечал «футболист». Мне говорили, что нет такой профессии, а я говорил, что есть, будет!

ПЕРВЫЙ АГЕНТ - ДЕДУШКА

- Твой первый молодёжный клуб – ЛВУФК (Луганское высшее училище физкультуры – прим. пресс-службы). Как ты оказался в Луганске?

— Это получилось спонтанно. Тренер, который был у меня в ДЮСШ в Попасной сказал, что есть предложение от ЛВУФК. Поговорил с родителями. Мама переживает, не хочет отпускать. Мне тринадцать лет, а Луганск – большой город. Бабушка маму накручивает, что нельзя ехать. Папа говорит, что не хочет, надо учёбой заниматься, а там какая учёба? В итоге только дед и мой дядя говорят, что надо ехать, переубедили родителей, но они всё равно колебались. Утром за завтраком я понял, что мама с папой не хотят меня отпускать. Мне тринадцать лет, я встал так и говорю: «Вы мне что, жизнь сломать хотите? Если вы меня не отпустите, то это будет очень печально». После этих слов, папа потом сказал: «Я понял тогда, что ты уже подрос». Можно сказать, что я до сегодняшнего дня оправдываю их доверие.

- ЛВУФК — это же спортинтернат, правильно?

- Да, спортинтернат, в котором подразумевается не только футбол, там гандбол, лёгкая атлетика, тяжёлая атлетика, там всё. И дети живут там, как в интернате. У нас была отдельная школа, мы там учились. Я пробыл там девять или десять месяцев.

- Не очень много.

- Да, появился интерес со стороны клубов. «Олимпик» донецкий, «Ильичовец» из Мариуполя интересовался. Но больше всех интерес проявлял донецкий «Металлург», и я очень сильно хотел туда попасть, там была очень крутая школа. И интернат, и поля, и тренеры. Я не знаю, что нужно было делать, чтобы не стать там футболистом. Они пригласили меня на сбор, я приехал, потренировался, вроде понравился. Сказали, что перезвонят, но не перезвонили. Время шло, на связь вышел «Олимпик». В итоге я поехал на сбор и туда. Тренируюсь там, мне говорят «Берём!» и дают бумаги на подпись. Эту всю ситуацию курировал мой дедушка. Он звонит тренеру в «Металлург» донецкий и говорит, что раз вы нам не звоните, мы переходим в «Олимпик». Они спохватились: «Нет, что вы, мы его уже подписываем!». И в итоге я оказался именно в «Металлурге», о чём совершенно не жалею. Это была одна из лучших футбольных школ.

Глеб Грачёв: «Приехав в Хабаровск, принял правильное решение». Часть 1., изображение №4

- Твой дедушка сработал, как настоящий агент. В какой момент он взял на себя эту роль?

- Да дедушка, наверное, всю жизнь был моим футбольным агентом (смеётся). До того, как я начал профессионально играть. Тут, кончено, сейчас уже другие люди со мной работают, потому что, думаю, дедушка не сильно понимает какие-то тонкости. Но он по сей день смотрит все мои игры, постоянно мне звонит, рассказывает какой я, в кавычках, «великолепный» игрок (смеётся).

- То есть критикует?

- Он очень сильно критикует. Прямо за каждый момент.

- У дедушки есть какое-то спортивное прошлое?

- Да. Сам он из Перми. Он рассказывал историю, что в детстве играл на город, был лучшим нападающим, и какие-то клубы (не буду сейчас уточнять какие) хотели его забрать к себе в детскую школу, но на предыгровой тренировке он получил травму, и карьеры не получилось.

ДЕБЮТ В ПРЕМЬЕР-ЛИГЕ

- В «Металлурге» ты выше молодёжки не поднялся. Там действительно была такая бешеная конкуренция, как пишут в твоей биографии футбольные сайты?

- Да, там было очень много хороших ребят, перспективных. Я занимался с ребятами на три года старше – с 94-м годом. Был самым маленьким, щупленьким, но другие ребята мне помогали. В итоге после полугода в команде U-19 меня взяли в дубль. Там провёл ещё полгода, и предложили новый контракт. Такой, очень хороший для меня, по тем временам.

- Но затем «Металлург» фактически исчез?

- Именно так. Команда исчезла. Это было очень горестно, потому что я хотел попасть в дубль, потом в основу той команды, хотел прогрессировать. Для себя я тогда ничего лучше не видел. Да, у меня не было предложений от «Шахтёра» или «Динамо» - грандов украинского футбола, но, даже если бы они и были, я бы всё равно не променял бы на них «Металлург». Это мой родной клуб.

- Исчезновение клуба связано с событиями, которые начались в том числе и в Донецке в 2014 году?

- Да, война началась. Мне тогда было семнадцать или восемнадцать. Я переподписал контракт, и меня отправили домой в отпуск. И уже там стало понятно, что хорошего ждать не стоит. Читаем новости в СМИ – там пишут, что, скорее всего, клуб закроют. В итоге получилось, что клуб объединили с ФК «Сталь», Днепродзержинск. Нас всех дублёров забрали туда.

Глеб Грачёв: «Приехав в Хабаровск, принял правильное решение». Часть 1., изображение №5

- И там уже состоялся твой дебют в украинской премьер-лиге?

- До дебюта тогда ещё было два года. И всё было тоже не так просто. Меня и выгнать могли, и я сам мог уйти. Меня хотела подписать луганская «Заря», но выяснилось, что нужно заплатить компенсацию, и я вернулся в «Сталь». А потом у клуба сократился бюджет, вся основа ушла из команды, и нас – дублёров – повысили до основного состава. Так и состоялся мой дебют в УПЛ. Для нас это был огромный толчок наверх. Кстати, в дебютной игре мы как раз встречались с луганской «Зарей» и выиграли 1:0 в гостях.

Глеб Грачёв: «Приехав в Хабаровск, принял правильное решение». Часть 1., изображение №6

- «Сталь» вылетела из премьер-лиги, но, получается, ты заявил о себе, раз подписал контракт с одесским «Черноморцем»?

- Да как заявил? Мы все были молодые ребята, бились, старались. Не было такого, что проиграли, да и ничего страшного, нет. «Сталь» была очень техничной молодой командой. И главная проблема была в том, что нефутбольные моменты решили нашу судьбу. Мы старались и играли на очень хорошем уровне. На равных бились даже с «Шахтёром». 1:0 вели, они нам первый гол забили в конце первого тайма, а второй… Добавили к основному времени четыре минуты, забили на пятой. Там Фонсека (экс-тренер донецкого «Шахтера», ныне главный тренер «Ромы» - прим. пресс-службы) аж упал на пятую точку, так радовался, словно они у «Реала» выиграли. Посмотрите, в обзоре есть этот момент.

- На следующий год ты играл уже в Одессе. И там начал забивать.

- Да, было дело (смеётся).

- Забивать в ворота «Динамо» (Киев) круто?

- Очень! Я всегда думал, что забить такому клубу, как «Динамо» — это топ! Но тут ещё и предыстория: в Одессу на этот матч приехали мои родители. Они были на трибунах, мама позвала с собой подруг. И так получилось, что сначала «Динамо» забило нам из-под меня, я был виноват в том голе. А потом я ответку дал. Как я эмоционировал, наверное, видели. Но это не сравнится с тем, что происходило на трибуне. Мамины подруги снимали родителей в этот момент: мама плачет, папа на эмоциях даже сматюкнулся. И вот от этого даже больший кайф, чем от самого гола. Да, я забил. Но любой команде можно забить. «Динамо» (Киев)? Да, окей, круто. Но реакция близких! Я тогда пришёл в раздевалку, а там от друзей сообщений пятьдесят с поздравлениями.


С НЕБЕС НА ЗЕМЛЮ

- Лично у тебя в «Черноморце» получился неплохой сезон. Но снова – вылет из премьер-лиги. Ты – молодой парень, а твои команды два сезона подряд вылетают. Тяжело психологически?

- Очень! У меня яма психологическая была. По мне было видно родителям, друзьям, что мне очень тяжело. У меня снова были предложения из высшей лиги, но «Черноморец» не хотел меня отпускать. Тренер поговорил со мной, я ответил, что не против остаться, помочь, тем более что контракт был действующий. В итоге случился самый чёрный год в моей карьере. Хочу скорее его забыть. Я получил травму и пропустил почти год. Не играл вообще.

Глеб Грачёв: «Приехав в Хабаровск, принял правильное решение». Часть 1., изображение №7

- Что за травма?

- Симфизит. Есть почти у всех футболистов. Но у кого-то быстро лечится, у кого-то нет. Кто-то делает операцию, у кого-то просто проходит. У меня было болезненно. Я поменял десять реабилитологов, ездил по врачам. Карьера повисла на волоске. Но я не сдавался. Я работал и говорил, что вернусь. Плюс ещё я перестал попадать в состав. И тут игра, я в запасе. Во втором тайме партнёр по команде получает травму, выпускают меня. Я выхожу без разминки, вливаюсь в игру, а на следующее утро просто не могу встать с кровати. Вообще!

- В итоге счастливым для тебя оказался десятый реабилитолог?

- Да, по сей день не перестаю его благодарить. Это мой друг, товарищ и, можно сказать, доктор по всему (улыбается). С чем бы я потом ни обратился, он очень трепетно относится к моим вопросам. Сейчас в отпуске поеду домой, обязательно увидимся.

- В итоге за «Черноморец» ты сыграл всего пять матчей. И после внушительного перерыва оказался в Хабаровске.

- Я ездил на просмотры. Например, в Швецию. Но не захотел там оставаться. Когда пришло предложение от «СКА-Хабаровск», честно скажу, колебался. Ехать – не ехать. Родители снова сомневались, мама была против. Всё-таки далеко от Украины. А потом я взвесил все за и против и понял, что если здесь себя не попробую, то, наверное, с карьерой уже можно будет заканчивать. Решил ехать, маме объяснил, что мне это нужно. Прилетел сюда и с тех пор ни разу не пожалел. Выбор был правильным.

Глеб Грачёв: «Приехав в Хабаровск, принял правильное решение». Часть 1., изображение №8

Продолжение (часть 2)







Возврат к списку новостей

Ближайший
домашний матч


Хабаровск, стадион им.Ленина
10 Мар 2021 Будет уточнено

При поддержке правительства Хабаровского края


Правительство Хабаровского края