Футбольный клуб СКА Хабаровск

Интервью Рината Билялетдинова сайту sport24.ru


Интервью Рината Билялетдинова сайту sport24.ru

Главный тренер «СКА-Хабаровска» Ринат Билялетдинов в интервью Sport24 — о регрессе Оздоева, секрете Семина, геморрое Вакасо и допинге норвежских лыжников. Матч «Спартак» — «СКА-Хабаровск» — в воскресенье 11 марта в 19:00 по московскому времени.

«Только самоотдача и бойцовские качества помогут победить «Спартак»

— Два первых матча в СКА вы проиграли. Почему?

— На Кубок — не проиграли. Только по пенальти. А это лотерея. Встреча с «Тосно» могла сложиться по-другому.

Очень важный момент — решения судьи. На его свистке висят судьбы и труд команд и игроков. И с «Шинником», и с «Тосно» были чистые моменты, когда в пользу СКА могли поставить пенальти. Не жалуюсь, а констатирую. При удачной нашей реализации мы бы тоже говорили о двух победах, а не о поражениях. Но я опытный человек и знаю, что такое низкая судейская квалификация. Когда темп сбивается, когда решения непоследовательны.

Так сложилось. Считаю, по игре провалов не было. Момент, который привел к голу [«Тосно»] — индивидуальный провал каждого футболиста. Я их только начал доучивать. Сходу всего не запустить.

— Матч «Спартака» в Самаре на следующий день после вашего не состоялся из-за холодов. Игру с «Шинником» никто бы не перенес?

— Об этом даже не думал. Играть можно было. Условия были нормальными, температура — не самой низкой. Правильно сделали, что не перенесли.

— Играть в Хабаровске в ноябре и в феврале — нормально?

— Дискомфорт дыхательных путей в такой мороз вызывает опасения. Есть порог, ниже которого, в принципе, матчи можно и запретить. Но в хоккей с мячом играют и при минус 25, пусть и в другой экипировке.

Для меня футбол в такой холод не в диковинку. В ноябре 1990 года заканчивали сезон в Тюмени. Причем ехали из теплого Ташкента, где плюс 20, арбузы, дыни. Выходим из самолета по прилете — и чувствуем мороз под 30. А играли не на земле, а на льду, все промерзшее, мы цокали. Доходило до смешного: некоторые игроки меняли бутсы на обыкновенные кроссовки. Перемотали нижнюю часть лица, чтобы дышать через шарф, и бегали все в инее. Печальное зрелище, но никто не зацикливался.

— «СКА-Хабаровск» при Григоряне побеждал «Спартак» в Кубке, а в этом сезоне — сыграл вничью. Но это дома. На выезде шансов нет?

— Довбня в первом круге сотворил чудо. Не помешало бы еще одно, конечно, но полагаться на него не стоит. Если команда позволяет нанести по своим воротам 30 ударов (каждые три минуты — удар), это говорит о колоссальном преимуществе соперника.

Дома и в гостях — здесь разница есть любой команды, кто бы что ни говорил. Ну а «Спартак» есть «Спартак». По-любому надо выходить и стараться играть в полную силу. На победу ли? К чему ни призывай, а мастерства крики не прибавят. Но есть еще самоотдача, бойцовские качества. Только они и помогают победить в таких матчах.

«Легионеры путают ЦСКА и СКА. Потом смотрят на карту — а тут Япония рядом»

— Главная проблема, с которой столкнулись в СКА?

— Комплектование. Оно сопряжена с тем же перелетами: столько времени проводить в воздухе! Финансовых рычагов (то есть завышенных зарплат) нет, затащить квалифицированных игроков, особенно легионеров, тяжело. Это могут сделать только очень обеспеченные клубы.

А те [легионеры], кто давал добро на переход сюда, наверное, перепутали ЦСКА и СКА. А потом взглянули на карту — это не ЦСКА, а Хабаровск, тут Япония рядом. Не-не-не, я лучше у себя, например, в Словении.

— Дикие перелеты, холод, последнее место за девять туров до конца, отставание в десять очков от стыковых матчей. Зачем вы в это ввязались?

— Это вызов. Себя проверить. Фильм «Бег» помните? Ульянов, Баталов, Евстигнеев там в картишки играли. Вот я — азартный Парамоша из «Бега». Сделал свое дело элемент азарта и интереса. Давно, с прошлого века не был в Хабаровске, понимаете? Наконец съездил.

— Как переносите длинные путешествия?

— Надо делать скидку на возраст. Пока здоровье тьфу-тьфу-тьфу. Недавно находился в Германии, обследовался. Жена настояла: в мае, как только чемпионат закончится, сделать расширенный биохимический анализ.

На перелет организм реагирует по-разному. Если однократный, раз в месяц длительный перелет — одно. А если многократные... Может, ничего особенного — летай и летай. Может, таблетки придется попить, расширяющие сосуды, разжижающие кровь. Есть белье специальное, обеспечивающее многочасовой перелет. Посмотрим. Десять игр — не так много.

— А потом? Не боитесь ФНЛ, если придется работать там?

— Ну ФНЛ, ну и что? Это тоже наша страна, наш футбол. Все зависит от цели. Готов помочь СКА подняться на новый уровень. Тем более, Хабаровск на подъеме. Строится много всего. Вообще, европейским городом становится. На новый уровень должен и спорт выйти. «Амур» играет в КХЛ. «СКА-Нефтяник» — в хоккей с мячом. Возможно, и футбол подтянется. Глядишь, и выдающаяся команда возродится. Работай с полной отдачей — и будь что будет.

«Возглавил бы «Торпедо». И не стеснялся бы второй лиги»

— Расскажите, чем занимались два с половиной года после «Рубина». Юрмальский «Спартак» только консультировали?

— Да, месяц. Летал к ним в Юрмалу, в Ригу и в Турцию. Команда осталась без главного тренера и в подвешенном состоянии — клуб выставили на продажу. Сами тогда не знали, кто у них будет в руководстве — как раз из-за этого я и не мог остаться в Юрмале насовсем. После меня пришел тренер сначала из Польши, потом из Словакии — работали три-четыре месяца и тоже уходили.

— Два года назад у вас был готовый вариант с «Торпедо»?

— Приезжал, посмотрел несколько матчей, беседовал с Борисом Петровичем Игнатьевым. Я б возглавил, честно говоря. И не стеснялся бы второй лиги. Тем более, команда легендарная, честь с такой поработать. Даже в тяжелые времена. Но к тому времени у меня уже велись переговоры с командами, в том числе премьер-лиги. Взяли время на ожидание. Я подвел бы людей, если бы пошел в «Торпедо». Ждать месяц с лишним моего решения торпедовцы не стали — и правильно.

А в том клубе премьер-лиги, скажем так, немного продлили контракт предыдущему тренеру. Он вроде должен был уйти, оповестил об этом руководство. Но остался.

— Что делали на тренировке «Эгриси»?

— Смешная история. Меня Василий Уткин пригласил побыть моральным ориентиром. У них уже есть свой тренер. Говорю: «Я ни на что не претендую. Просто посмотрю». Посоветовал только некоторые упражнения, какие будут полезны.

Сейчас самая полнокровная лига в России — любительская. Только в Москве — девять округов и девять дивизионов. Хорошо, что есть такие проекты, как «Эгриси». Я увидел азарт. Люди бегают, кричат, судей поливают, страсти кипят. Все это надо контролировать: головы-то горячие! Но все лучше, чем заниматься чем-то еще.

Помните, как все смеялись над выражением Эдуарда Малофеева «искренний футбол»? Тут оно почему-то вспомнилось. Люди искренне радуются своим удачам, успехам, ругаются, друг друга учат играть. В одном эпизоде я профессионально заметил: зря вы налетели на своего парня, не мог он из этого положения забить. А в «Эгриси» это воспринимают, как дети.

— Вам Уткина не хватает в телеэфире?

— Иногда его суждения масла в огонь-то подлили бы. Затухающий.

«По юношам Гатагов тянул всю оборону «Локомотива»

— Вы давно знакомы с Семиным. Сейчас он ведет «Локомотив» в чемпионству.

— Главное, чтобы ему не мешали. Чтобы никто не шептал за спиной: «Зачем нужен Семин? Это уже отработанный материал, тренер из прошлого века». Помните фильм про Барона Мюнхгаузена? «Все глупости мира делаются с умным выражением лица». «Лица, знающие информацию», «осведомленные источники» начинают вбивать клин, преследуя свои эгоистичные цели — финансовые, властные. Палыч с этим уже боролся, но в итоге ушел из «Локомотива» на какое-то время. В Киеве ему не мешали, и он добивался успеха.

Семину нужно дать время, возможность формировать состав. Ни один художник или скульптор не подпустит дилетанта оценивать скульптуру или картину, если они не закончены (хотя дилетанты-то и законченную работу не оценят). А возраст тут ни при чем. Арагонес в 70 лет создал команду, которую испанцы не могли создать много лет. Сейчас в «Баварии» Хайнкес. Ему 73-й год идет, а отдохнуть не дают. Хранитель традиции и стиля. Это и про Палыча. Я-то знаю — сколько лет он работал в главной команде, а я в молодежной. Мне это в Семине всегда импонировало. Люблю бойцовский коллектив, боевой дух. Это Семин в «Локомотив» и привнес.

Когда начинают насильно запихивать в команду инородные тела, появляется дисбаланс. Это может привести к перекосу в отношениях. А я не помню случая, чтобы у Палыча были двойные стандарты. Люди знали, за что садятся на лавку. Хотя не все к этому готовы, не всем это нравится.

— Фарфана взяли в «Локомотив» без ведома Семина. Его отправляли в дубль, а сейчас он заиграл.

— Говорю же: вся эта подковерная борьба мешает тренировочному процессу. Сто процентов. Если Палычу не удастся это проконтролировать, «Локомотив» чемпионом не станет. А если отсечет все лишнее — «Локомотив» чемпион. Стоит только вирус занести — команда может заразиться очень нехорошей болезнью. Таких примеров много.

В случае с Фарфном обе стороны проявили терпение. Назвать его долгосрочной инвестицией сложно. Игроку 33 года. Он должен давать результат здесь и сейчас. В 35 это еще возможно. Березуцкие и Игнашевич до сих пор дают результат.

Мне вот тоже предлагают игроков, по поводу которых я говорю: «Вы что мне шлете рекламные ролики?! Нарезали позитивных моментов так, что Месси позавидует». А я смотрю матчи новичков и InStat.

— Николай Наумов рассказал, что «Локомотив» решил не покупать Неймара, потому что Гатагов играл сильнее. Так и было?

— Добротный игрок. Помню, на юношеском турнире в Мексике нам почему-то обрезали заявку. Из-за каких-то накладок пять игроков не оформили. Повезли всего 14 игроков, в том числе Гатагова. И все равно вышли из группы, хотя играть надо было два дня подряд. Один парень у нас руку сломал, другой — стопу повредил. Пришлось вратаря выпускать в поле. Гатагов тянул всю оборону, Минченков — атаку. Только в четвертьфинале мы проиграли «Реалу» 1:3. И я вздохнул с облегчением, иначе еще пришлось бы играть две игры (финал или за третье место). Ребята были измотаны. Но Алан сыграл блестяще. Как центральный защитник был хорош.

«Вакасо сломал Набиуллина на тренировке. Сказал ему: «Вернешься к основе, когда восстановится Эльмир»

— Соломон Кверквелия показывал мне следы на голени, которые оставил Мубарак Вакасо в «Рубине». Видели, как они рубились на тренировках?

— Ганцы вообще отличаются бесшабашностью. С одной стороны, это плюс: нет трусливости в борьбе. И потом, они достаточно крепкие ребята, держат удар. Но с другой — есть предел допустимого, который ганцы не замечают. Особенно в тренировках. Говорил Вакасо: за такой прием ты получишь красную карточку, поэтому на тренировках это исключается напрочь.

Я с таким столкнулся еще в «Локомотиве». В основе тоже появился ганский игрок. Не Кингстон, которого удалили за то, что он чуть сопернику колено не вырвал, а другой.

— Драман?

— Хамину Драман, да. Самоутверждался тем, что бил налево-направо. Прыгал сзади, спереди, сбоку. Шел на слом всех и вся. Он так, наверное, привык. Сказали Драману раз, два — он толком ничего не понял. Только когда дошло до драки с югославом (вероятно, речь о черногорце Марко Баше — Sport24), опомнились, начали Хамину приструнивать. Отдали в аренду в «Кубань» — он и там с кем-то сцепился. Везде Хамину был ходячим конфликтом.

— Вакасо — такой же?

— Раньше видел по телевизору — ну, защитник и защитник. В январе [2014 года] он заболел геморроем. Из-за операции напропускал тренировок. Начал играть, удачно провел матч с «Динамо» — 0:0 на выезде. Там дебютировал Набиуллин.

Когда мы вернулись в Казань, на Эльмира приехал посмотреть для молодежной сборной Коля Писарев. Двусторонка, Набиуллин открывается, получает пас за спину, делает голевой прострел. Видим гол — и вдруг слышим хруст. Оказывается, вдогонку Вакасо сзади прыгнул в сустав, в опорную ногу Набиуллину. Сломал его напрочь, унесли с поля с вывернутым голеностопом.

Я удалил Вакасо. Потом меня обвинили. Написали мне, что это якобы было игровым столкновением. Говорю: «У меня есть свидетели». Прилетел агент, возмутился: «Почему Вакасо в дубль перевели?» Ответил: «Вернется, только когда восстановится сломанный им игрок». Это месяца через два. Оказалось, урок пошел Мубараку впрок. Все воспринимал. Следил за Вакасо на чемпионате мира. Но агенты его куда-то в Испанию пристроили. Да и Ахметов был на подходе, и Канунников уже появился.

— Сейчас вы взяли Канунникова в «СКА-Хабаровск».

— У него ситуация непростая сложилась в «Рубине». Я просто знаю Канунникова хорошо. Так что рассчитываю на него. Накануне чемпионата мира Максим будет иметь игровую практику. Это и для него важно, и для тренера сборной: он сможет посмотреть готовность игрока. Рассчитываю и на то, что такие игроки, как Канунников, помогут и внутри коллектива. Своим примером они могут показать уровень, куда надо стремиться.

— Кверквелия вспоминал, что вы говорили все в лицо, даже если что-то не нравится. Например, что?

— Кверкелия был некапризным футболистом. Капризных-то видно сразу. Для них есть свое мнение и есть неправильное. Все, что им ни предложишь, перевернут по-своему. Пальцы веером. Особенно это касается легионеров. Они избалованы вниманием. Небезосновательно: классные игроки. Но тренироваться надо единым коллективом, как машина. Кому-то можно дать послабления. Но ведь некоторые говорят: «Я и так сыграю, буду отдохнувший, свеженький». Кверквелия все принимал. Всегда критически к себе относился — потому и рос. Работал и терпел. Не понимаю, почему его отдали в «Нефтехимик» [в 2012 году]. Я его и Камболова вернул обратно. Уже тогда считал его сильнее, чем Маркано, который в «Вильярреале» поиграл, в «Олимпиакосе».

— Теперь Кверквелия с «Локомотивом» выиграет чемпионство.

— Как пойдет игра. Очковый запас позволяет где-то оступиться разочек. Но и у «Зенита» отрыв был.

— Что произошло?

— Успокоение. Примерили уже на себя чемпионство. А наш чемпионат — сложная вещь. Есть такой способ расслабить команду: забросать хвалебными отзывами. Они как мед обволакивают, как паутина. Так же думает молодой игрок, когда его пиарят.

— «Рубин» планирует выгодно продать Сердара Азмуна после чемпионата мира. Получится?

— Почему бы нет. Многое зависит от него, от окружения, от партнеров, от тренировочного процесса. От отношения к делу его самого. И чтобы его не испортила пресса, чтобы агентство не гналось за сиюминутным успехом и краткосрочными преференциями, а, может быть, дало ему стать сильнее в «Рубине». Чтобы не потерять дальнейшие перспективы.

— Вы с Азмуном намучились.

— Что я только про него не слышал, когда только пришел в «Рубин»! Для начала: «Азмуна надо сдавать в аренду, уже подобрали несколько вариантов». «Стоп-стоп, — отвечаю, — а сколько ему лет?» — «19-й год». — «Посмотрим его в деле». Оставили на сбор в Турции. Врачебный штаб мне сказал: «Он слабый, тренироваться не может. У него мышц нет». А как он бегает-то в восемнадцать лет? Как это мышц нет? Другие твердили: «Он ранимый, не будет работать».

А потом Азмун пропал. Две недели, как мне говорили, он решал армейские проблемы в Тегеране. Когда приехал, я его поставил на второй тур. Наконец-то у меня появился скоростной форвард! Сердар забил «Зениту», забил в Самаре, «Ростову» забил.

«Оздоев не прогрессирует»

— Понимали, что Набиуллин дорастет до «Зенита»?

— Как и многим молодым, ему помог случай. Я попросил Эльмира у дубля для двусторонки — нужен был крайний защитник. Отыграл — и обратно в дубль. В какой-то момент я был недоволен ни Мавингой, ни Гетигежевым — Инал был у меня еще в «Локомотиве». Тогда Набиуллина высадили с автобуса, который шел в аэропорт Антальи, и он вернулся в расположение главной команды. Сказал Эльмиру: «Ты не в Казань, а к нам». Неделю перед чемпионатом он провел с нами. Задачу я Эльмиру не усложнял, и он все выполнял. В дебютном матче Набиуллина за «Рубин» против «Анжи» Ещенко не сделал ничего. Как ни старался.

Но Набиуллина надо постоянно чему-то учить. Азам обучен, но они не закреплены. Некоторые вещи, которые Эльмиру не успели преподать, пришлось догонять. Базовое образование присутствовало, но достаточно ли его для более серьезного уровня? Если бы Набиуллину не повезло в той ситуации, а Мавинга с Гетигежевым выполняли бы требования — наверное, Эльмир из дубля пошел бы куда-нибудь в «Нефтехимик».

— Оздоев прогрессирует?

— Мое мнение: нет.

— Почему?

— Не имею права обсуждать его действия: не знаю тактического задания. Просто констатирую то, что вижу. Мне кажется, Магомед мог бы играть гораздо интереснее. Но, может быть, это уже в прошлом. Каждому фрукту свое время.

Мы пересеклись с Оздоевым в далеком 2009-м, когда Семин вернулся в «Локомотив» с Игнатьевым. Мне сказали: в Киеве тренируется парень с российским паспортом. Выходец из Грозного, заметный. Пригласили, он неделю поработал, потом провел со мной зимние сборы. Я сказал: «Через три месяца заберете — будет в основном составе [«Локомотива»]. Так и получилось.

Потом я покинул «Локо», а Оздоев сел на лавку. И когда он к этой лавке уже приварился, я пригласил его в «Рубин». Вместе с Магой заняли пятое место, попали в Лигу Европы. Сейчас у него еще есть перспективы прибавить, хоть, по-моему, и не явные. Возможно, в новом коллективе пойдет.

— Как играл Мвила, когда ему не задерживали месяцами зарплату?

— Это качественный игрок, ритмичный, всю игру понимает. Но он как раз из тех, кто приехал в Россию, зная, что он здесь всех выше классом. А раз так — можно не тренироваться. Раз или два в неделю — достаточно. В остальное время — «Вы меня не трогайте, лучше пойду в баньку, в бассейн. Велосипед покручу, мячом пожонглирую. Я знаю свой график».

— А вы что?

— Сказал: «Нет, будешь работать вместе со всеми». У его агента спросил: «Не хотите повысите уровень Янна еще выше? Чтобы не на одну голову выше всех был, а на две?»

У Мвила особый голеностоп, все время требует контроля. Из-за него Янн выпал из подготовки, а когда вернулся, у меня Могилевец заиграл. Что мне, менять, раз это Мвила? Для меня нет авторитетов. Мне что Франция, что Сьерра-Леоне, что Бурятская республика — все одинаковые. Выходи и доказывай, что ты лучше. Как двигался Мвила [на тренировках], меня не устраивало. Пас он, конечно, мог отдать великолепно — «перекрестить» поле. Доставить мяч на противоположный фланг — просто на загляденье! Но не более того.

Посмотрел на Мвила потом, когда он перешел в «Сандерленд». При нем команда вылетала, но Дик Адвокат спас. «О, — думаю, — теперь понятно, почему «Сандеренд» болтается внизу». Не только Мвила, но и другие игроки выпадали. Потом Янн вернулся в «Рубин». Класс игрока, понимание игры видно, но должно быть и движение.

Сейчас же любят оскорблять всех тренеров. Этот колхозник. Этот физрук. Этот ограниченный. Этот тупой.

— Вы на «физрука» не обижались?

— Вообще, слово-то неплохое. Все-таки руководитель! А какого-то тренера считают «автобусником». Извините, но вы на хорошем автобусе любите кататься? Комфортно, с туалетом, с вентиляцией? Еще и с телевизором? Хороший автобус построить надо уметь. Вот пишут люди такое — а на своем рабочем месте не могут сделать ни-че-го. Стул на своем рабочем месте собрать сможешь? Гайку нарезать, резьбу метчиком и плашкой наладить? Даже не знаете, что это такое, а рассуждаете о высоких материях. Диванная армия. Лишь бы оплевать.

Интернет — как правило, свалка помойных новостей. Зато тренеров обсуждают. Возьми свисток, пойди получи лицензию тренера. И назови себя не физруком, а гением. И без физухи выиграй что-нибудь. В Германии или в Италии. Как работал Заммер в «Боруссии»? Не вдаваясь в подробности — кросс на время. По шесть километров после выходного. И попробуй не уложись во время! Первый игрок — даже если и молодой — получал гарантированное место в стартовом составе. Что, скажете, Заммер — физрук?

Про физрука пишет казанская заряженная пресса. Я давно их не читаю. Что они могут написать? У них от президента до любого уважаемого человека все — дерьмо. А я тем более. Это пишет ущербный человек, который в жизни ничего не добился и никогда ничего не добьется.

«Норвежским лыжникам-астматикам место на Паралимпиаде»

— История про Камболова и допинг — бред?

— Не понимаю, откуда вообще это все всплыло? Есть такое понятие, как травматизм. Он требует приема определенных обезболивающих лекарств. Особенно часто — в сборных. Если игрок приехал из своего клуба с болячкой, его надо тут же привести в порядок.

Но какие-то препараты, разрешенные еще лет 20-30 назад, оказывается, сейчас уже запрещены. Был такой препарат кеналог. В 80-е годы его было не достать. Там четыре ампулы, каждая — по 25 рублей. У людей зарплаты — 80-90 рублей, а одна упаковка — сто рублей. Столько стоили джинсы сумасшедшего качества, за которыми гоняться надо было! Так вот, кеналог спасал от мышечных травм, когда не было еще такой их массовости. Полетела у тебя боковая связка колена, или пах ты потянул. Шел ко врачу Филипповой в лужниковский диспансер. Просто ас! Только ей доверяли. Спасала ребят!

А теперь кеналог признан анаболиком. Почему? Замешаны деньги. Мельдоний — лекарство, а не допинг. Пожалуйста, бери американский аналог в десять раз дороже. Японский — в пять раз дороже. Бери. И будешь чистым. Я не медик, чтобы судить, что надо запрещать, а что нет. Но одно дело — кровяной допинг. А вот гимнасткам, которые вес гонят, запретили фуросимид. Почему?

Вы думаете, почему я за Олимпиадой не следил?

— Почему?

— Ну что мне, смотреть на норвежцев в лыжных гонках? Каждый там — астматик. Да им с такими диагнозами на Паралимпиаде место. Им лечиться надо, а они сидят на терапевтических исключениях. Или вот эта американская гимнастка. Оказывается, она с рассеянным сознанием. Боже мой, чего ты на бревне делаешь? Ты же убьешься, бедненькая! Или посмотрите на теннисисток с мужскими гормонами. У них мускулатура — на зависть мужикам.

— Так что с Камболовым?

— Все из-за желания кому-то насолить. И, могу сказать, еще не вечер. Подлянок накануне чемпионата мира жду очень приличных. У меня мозги не промыты политикой, но я вижу ситуацию непредвзято, вижу двойные стандарты.

Успокоюсь, только когда ЧМ закончится. Нам нагадили с этой Олимпиадой так, что я, ждавший этих Игр, забыл, когда они начинаются. Вместо этого смотрел флэшки с записями и учебные диски с хорошим футболом.

Если Руслан пострадает ни за что ни про что, мне будет парня жалко. А возьмите атлетов, которых CAS оправдал, но на Олимпиаду недопущенных. На каком основании?! Да пошли вы с вашей Олимпиадой!

Даже если моя страна в чем-то не права, я все равно ее гражданин. И когда об тебя пытаются вытереть ноги, я отвечаю: «В своей стране разберусь сам. Вы мне не указывайте». При этом отказываться от Пхенчхана никому не стоило. Другого шанса для спортсмена может не быть.

— В футболе без медикаментозной поддержки никак?

— Нам что, раз в неделю собираться и играть? Футбол движется по пути интенсификации. Как натренируешь команду? Лежа на диване? Или в бассейне? Нет, надо тренировать организм, в том числе мышцы. Отсюда — травматизм. Посмотрите на темп английской лиги. Там из людей делают «мочало». И что, там не пьют никаких препаратов? Пьют. Там без витаминов, без сердечных восстановителей люди будут просто загнаны.

Если человек сам начинает баловаться — наркотики, попить-покурить — это другое дело. Но нельзя оставить человека один на один с тяжелейшими нагрузками без медицинской поддержки. А нас пытаются оставить. Скоро баню запретят. И бифштексы. Это гемоглобин, его потреблять нельзя. Только травой питайтесь.

«Администратор «Рубина» сунул Динияру документ: «Не подпишешь — играть не будешь»

— Как дела в чемпионате Литвы у Динияра Билялетдинова?

— Великолепно себя чувствует. Пусть это смешно кому-то покажется, но он испытывает удовольствие от игры. Там крепкие ребята, бьют по ногам ой-ой-ой как. Может, без изысков тактических, но бойцовские качества никто не отменял. В России ему создали такие условия… Да не только ему. Аршавина, я считаю, выдавили в Казахстан. Павлюченко тоже закончил. Быстров себе не может найти команду. Торбинский на Кипре застрял (зимой Торбинский перешел в «Балтику» — Sport24). То есть всю команду с Евро-2008. Ну, Жирков еще держится.

А остальные — как бельмо в глазу. Бывший администратор «Нефтехимика» на год сломал карьеру игрокам «Рубина». Человек дорвался до власти и упивался ею. Подсунул документ, ущербный для игрока! И не только Динияру — десяти футболистам. «Не подпишете — играть не будете». Почему это решает не главный тренер, а администратор? Просто издевательство над здравым смыслом.

Приехал Динияр в «Тракай» — девять матчей, семь голов. И он поехал не за деньгами, а играть. И не хочет ничего пока менять. А чего: час с небольшим до дома лететь. У него есть предложения. В Европе и в России, финансово более выгодные. Говорит: «Еще подумаю. Когда вспоминаю, что мне устроили в «Рубине», да и в «Спартаке», понимаю: желание играть в России еще не вернулось».

— Уровень премьер-лиги Динияр бы еще потянул?

— Ставь его — и в любой команде бы заиграл. И дал результат. Если бы он не пришел в «Рубин» в 2015 году, мы бы не продрались через отбор Лиги Европы. И не привезли бы в Казань «Ливерпуль», «Бордо» и «Сьон». Динияр помог нам в игре со «Штурмом». Победный третий гол мы организовали с его участием.

«Если стадионы будут стоять без дела — опять бакланы прилетят»

— Как реагируете на финансовые проблемы, которые переживает сейчас «Рубин» и другие российские клубы?

— Сама обстановка, финансовая ситуация [в России] не может не касаться клубов. На всех встречах обсуждают призывы увести деньги из профессионального спорта и отдать детям. Мне это напоминает заседания, которые проводил Остап Бендер: «Прошу делать взносы!»

Считаю, без поддержки государства профессиональный спорт оставаться не должен. Может, я отставший, но что-то не вижу очередь из шейхов-миллионеров, выстраивающихся, условно говоря, в «Амкар». Нет в России столько небюджетных средств. Галицкий — он один. А [частных] команд нам нужно двадцать, восемнадцать. Давайте людей из списка Forbes попросим, напряжем. Но ведь нельзя насильно обязать. Должны быть какие-то преференции, льготы. А пока я не вижу, как возродить команду, например, в Вологде, куда я заезжал игроком. Кто даст деньги? Вологодский маслозавод? Или вологодские кружева? Или в Костроме. Что там, лен?

И это только в центральной части. В зоне «Восток» ПФЛ шесть команд! А ведь территория — наверное, пять Евросоюзов влезет с запасом. Где команда в Братске, в Рубцовске, в Междуреченске, в Ленинск-Кузнецком? Хорошо, что клубы остались в Комсомольске-на-Амуре, Южно-Сахалинск есть. А в Благовещенске — нет. Хорошо, убрали деньги из профессионального спорта. А там что, детский спорт поднялся? Ребята теперь в шоколаде?

В августе мне будет 61 год, и я имею право сравнивать — без слюней, без соплей, без стонов. Раньше области считали престижным держать команду даже во второй лиге. Все знали: будет бюджет, команда не снимется, получит ровно столько, сколько отмерено. А дальше пойдут какие-то доплаты, стимулирование. Я вот играл в Мурманске против «Севера». Местные футболисты знали, что у них там каждые полгода «полярки» — доплаты за вредность, потому что играют за полярным кругом. Вот и держались за команду зубами. А сейчас все перелетные птицы, из одной команды — в другую.

Меня волнует проблема пустующих стадионов после чемпионата мира. Эхо будет гулять в Саранске? Или там рынок опять сделают? Сорок тысяч с лишним зрителей — их заполнить в крупных городах-то проблема. А в нефутбольных? Вот как это сделать без помощи государства? А если оно подключится, поднимется и детский спорт в том числе.

— Согласны с предложением Леонида Федуна проводить матчи Кубка России в городах, которые примут ЧМ?

— Давайте. Честно говоря, от вас впервые услышал. Пусть. Иначе пылью покроются. Протечки начнутся, начнет скрипеть, свистеть. Или бакланы опять прилетят, что-то склюют.

«Какой нахрен футбол? Детство бы обеспечить»

— Ваше самое теплое воспоминание о «Рубине»?

— Нефутбольное. Посещение интерната для детей, страдающих церебральным параличом, и онкологического центра. Живут в этом центре с родителями. Купили им игрушек, привезли.

— Какие эмоции испытали?

— Сочувствие, сострадание. Там своя жизнь. Мы пришли туда с тремя игроками «Рубина». Дети были так счастливы нас видеть.

У меня дома хранится картинка, нарисованная от руки. Нарисовал мальчишка, которого уже нет в живых. Я не успел с ним встретиться. Опоздал на несколько дней, был на выездном матче.

— Что на картинке?

— Он меня нарисовал. В костюме «Рубина». И какой-то особенный блеск в глазах изобразил. Так мог только он. Подписал ее, как настоящий художник. Одинадцать лет. Год боролся, но не спасти было. Сгорел как бабочка. Онкология. Окажусь в Казани в следующий раз — съезжу в этот центр.

Видишь этих церебральников и раковых больных, и думаешь: «Какой нахрен футбол? Детство бы обеспечить». А знаете, как там говорят, когда ребенок умирает? «Уходит».

Душевного равновесия нам бы всем. А оно приходит только со здоровьем.








Для добавления комментария необходимо авторизоваться


Для авторизации воспользуйтесь одной из социальных сетей

Возврат к списку новостей

Ближайший
домашний матч


Хабаровск, стадион им. Ленина
03 Мар 2019 Будет уточнено

Главный спонсор


Правительство Хабаровского края