Футбольный клуб СКА Хабаровск

Кирилл Суслов: «Из князи в грязи и обратно». 2 часть


Кирилл Суслов: «Из князи в грязи и обратно». 2 часть

Карьера Кирилла Суслова словно одна из центральных улиц Хабаровска – то вверх, то вниз. Начинал он перспективным защитником в ЦСКА, набирался опыта у Игнашевича и братьев Березуцких. Затем падение в суровые и даже грязные реалии второго российского дивизиона, откуда он бежал в сказочную Норвегию. Мечты о Премьер-Лиге с «Амкаром», реанимация карьеры во Владивостоке и, наконец, борьба за стыки с Хабаровском. Сейчас Кирилл на экваторе карьеры – ему 27. За ошибки юности он заплатил кропотливым трудом. Защитник СКА уверен – всё только начинается. Вашему вниманию вторая часть интервью.

https://fcska.ru/media/news/kirill-suslov-iz-knyazi-v-gryazi-i-obratno/ (ссылка на первую часть интервью)

МАМИНЫ СЛЁЗЫ, КАЛАШ, ДЖИКИЯ

- После Барнаула были два года в Нальчике. Когда тебе было страшнее всего?

- Мама боялась меня отпускать. Знала, что там стреляют, проходят военные действия. Когда мы летели в Нальчик, я сел в самолёт и написал маме «всё хорошо, через два часа позвоню» и уснул. Оказывается, пока я спал, самолёт полтора часа не мог взлететь, просто стоял на полосе. Я просыпаюсь, а мы только взлетаем. Потом мы ещё кружили над Пятигорском, потому что в Нальчике была гроза – мы чуть не упали. В итоге полёт длился четыре часа вместо двух. У меня ещё зарядки на телефон не было. Мама звонит в слезах – что случилось?! Ты долетел?! Моя мама всегда за всё переживает и воспринимает любую информацию близко к сердцу.

Ещё помню, играли с «Нефтехимиком». После матча поехали с Антоном Коченковым и Асланом Засеевым покушать. Нас по дороге останавливает ОМОН в масках – так, документы! Мы говорим – у нас нет. Он перед нами калаш перезаряжает. Мы говорим – да ладно, мы футболисты. А он отвечает – да футболистов тоже надо расстреливать. И смеётся. Потом нас отпустили, сказали, что пошутили. А у них там какие-то действия проходили, то есть это в порядке вещей.

- В Нальчике ты познакомился с Джикией. Понимал, что это будущий защитник сборной России?

- Человек всего добился сам. Его взяли, когда Дзержинск вылетал во вторую лигу. Они заняли последнее место, и Джикия поехал на просмотр в «Амкар» и остался там сам, показав себя. А потом его купил «Спартак» - вот и всё. В Перми его разглядел Гаджи Гаджиев – респект и уважуха ему за это. А ведь Джикия до этого приезжал в «Анжи» и Гаджи Муслимович его не оставил. Это говорит о том, что человек не сдался, каждый день прогрессировал. Ты стучишься один раз в дверь – она закрыта, второй раз – тебе не открывают и только на третий раз он открыл эту закрытую дверь. Не надо бояться того, что тебе сказали «нет».

– Ты общался с ним, когда он получил травму перед Чемпионатом Мира?

- Конечно, я его поддерживал. Мы хорошо общаемся, созваниваемся, переписываемся. Даже зимой, когда у меня была травма в Турции, я приезжал через него к спартаковским докторам. Когда мы оба в Москве, обязательно видимся и поддерживаем друг друга в любой ситуации.



КОМСОМОЛЬСК-НА-АМУРЕ, ТЮРЬМА, КОНИ

- Самый тяжёлый выезд в твоей карьере

- Это было в Барнауле. Двойной выезд в Комсомольск-на-Амуре и Благовещенск.

- Знаешь, что они здесь совсем рядом?

- (смеётся) Конечно! После нашего интервью я съезжу на автобусе туда, чтобы максимально дольше было. Проверю, как там Комсомольск-на-Амуре поживает. Тем более я помню, там возле поля сразу тюрьма находится. Так что я в курсе всего здесь (смеётся).

Стадион «Авангард» (Комсомольск-на-Амуре)

- Так что там с выездом?

- С Барнаула мы ехали 5 часов на автобусе до Новосибирска, оттуда летели 5 часов до Хабаровска. Здесь мы пошли командой на матч СКА. После игры ехали 12 часов на поезде до Комсомольска-на-Амуре. Там провели свой матч, на следующий день обратно в Хабаровск 12 часов на поезде. Здесь мы пересели на автобус – ехали 12 часов до Благовещенска, там провели второй матч. И потом точно такой же путь обратно. Я приехал на базу спустя неделю, но по ощущениям прошёл минимум год! У меня сил вообще не было. Хотя мне всего 21 год был.

- Сейчас тебе уже попроще менять часовые пояса?

- Отыграв в Барнауле, я сказал, что на Дальний Восток я больше никогда не поеду. Ни-ког-да! Но…Никогда не говори «никогда». Я зарекался, а в итоге отыграл полгода во Владивостоке, теперь я в Хабаровске. Я рад и счастлив находиться там, где я есть. Я ценю это время. Ты не знаешь, что завтра будет.



- Три года назад ты сменил российскую провинцию на Норвегию. Что тебя там больше всего удивило?

- Менталитет, люди, инфраструктура, жизнь, ценности, еда… Это абсолютно другая страна и у меня сейчас душа больше лежит к Европе, чем к России.

- В Норвегии после матчей в раздевалке царила атмосфера, как будто вы уже стали чемпионами. Было необычно?

- У нас тренировки были по утрам. Заходишь сонный в раздевалку, а там уже музыка, танцуют испанцы и другие легионеры. Они все на позитиве. Ты от них заряжаешься энергией, выходишь на поле и хочешь тренироваться, рвать и метать. Все постоянно прикалываются. Помню, первые полгода я только учил английский язык и надо мной вечно шутили. Задают вопрос на английском, и я просто отвечаю «yes» или «no». Скажешь им что-то не то и вся команда смеётся над тобой.

Конечно, в Хабаровске и Владивостоке тоже очень дружные коллективы, но сам менталитет намного круче и интересней в Европе.



- Тренировочный процесс сильно отличается?

- Там люди просто кони! Всё проходит на такой бешенной интенсивности – не важно, тренировка это или игра. Парни выкладываются не на 100, а на 110 процентов. Когда приехал туда, был хорошо готов. Считай, и практика в «КаМАЗе» была, и с тренером по физподготовке работал параллельно. Помню, приезжаю на первую тренировку в Норвегии, захожу в раздевалку, думаю – Валеры какие-то сидят, сейчас я выйду на одной ноге их обыграю. Выхожу на футбольное поле, а там всё в фишках заставлено. После 30 минут разминки мне уже можно было заканчивать (смеётся). Ещё думаю – чего они не на максимуме работают?! Потом ещё основная часть, затем футбол. Тренировка шла почти два часа. А ещё после обеда по два человека забирали в тренажёрный зал на 45 минут. Я мучился полтора месяца. У меня просто были синяки на ногах. Со слезами на глазах тренировался. В первый раз у меня такое было, я просто не мог ничего уже делать. А генеральный директор говорит – тебе это надо. Кстати, генеральный директор занимал ещё должность спортивного директора и был действующим игроком! Мы соперничали с ним за место в составе. В итоге я его спокойненько из состава выбил (смеётся). Там всё предельно честно. Если человек на тренировке доказывает, что он лучше своего оппонента, то он будет играть.



РЕАЛЬНЫЕ ПАЦАНЫ, РЕСПЕКТ И УВАЖУХА

- Многие твои партнёры имели основную работу, помимо футбола?

- Да. Наш левый защитник был учителем по религии, другой парень в больнице помогал. Он после тренировки ехал в больницу, работал 4 часа и получал за это 1000 крон – это примерно 7 тысяч рублей. Пять-шесть человек точно работали дополнительно, потому что зарплаты у всех были маленькие.

-Там же безумно дорого в магазинах

- Да! Очень дорого! В первый день я купил 3-4 банана, шоколадку и у меня вышло 920 рублей на наши деньги. А там ещё налоги 33%, плюс дом я снимал за свои деньги. Я работал в ноль, только на свой карьерный рост.

- Чем норвежцы отличаются от русских?

- Там строгая дисциплина. В раздевалке нельзя пользоваться телефонами, все сидят, общаются, рассказывают какие-то истории о себе. Если достал телефон – сразу штраф, зазвонил телефон – тоже штраф. И неважно где это произошло. Обязательно должен посещать клубные мероприятия – раздавать билеты болельщикам, звонить им, рассказывать про клуб, про себя. В конце сезона на деньги со штрафов мы летали в Брюссель на 3-4 дня – отдыхали всей командой. Эти деньги шли не в клуб, а именно на дело.



- После Норвегии была Пермь. Для многих этот город ассоциируется с сериалом «Реальные пацаны». А у тебя?

- Мы видели там главного героя этого сериала – Коляна. Кушали в ресторане с семьями и как раз Колян сидел за спиной. Я смотрю – о, реальный пацан идёт (смеётся). Сам город не прям беда. Нормальный, хороший город.


«Реальные пацаны»

- Когда понял, что «Амкар» не спасти?

- Я до последнего думал, что всё будет нормально. Я отдыхал в Турции и первое сообщение мне написал вратарь Володя Сугробов, который тогда в «Анжи» был: «Сус, что серьёзно «Амкар» распадается?» Я отвечаю – да ладно, это всё фигня, бред. Никаких слухов нет, всё нормально. И потом мне позвонил Денис Владимирович Маслов (исполнительный директор «Амкара» - прим. пресс-службы) и рассказал ситуацию. Я спрашиваю – Денис Владимирович, всё, можно команду искать? Он говорит, нужно! И вот только тогда я понял, что команды точно не будет.

- Всё было печально?

- Нам должны были три зарплаты и пять премиальных. Мы думали – ну, все деньги теряют. Никто не думал, что клуб распадётся. Надеялись, да ладно, всё решится. Все наши деньги так там и остались. А с кого спрашивать? Там даже нечего продавать в клубе.



- «Луч» с тобой рассчитался?

- Мне должны премиальные, а по зарплатам долгов нет.

- Хабаровск и Владивосток – это извечный спор – кто круче. Сравни два этих города свежим не замыленным взглядом.

- Здесь я ещё толком нигде не был, а вот Владивосток успел рассмотреть. Он мне очень понравился, очень хороший город. Владивосток напоминает европейский город – мосты, инфраструктура, здания, смотровые площадки…Очень много фото и видео сделал там. В Хабаровске мне очень нравится набережная. То, что вокруг стадиона – просто респект и уважуха. То, что здесь было, когда я приезжал сюда с Нальчиком…Жесть…Когда стадион затопило, какой ужас был и как сейчас всё преобразилось. Я очень уважаю этот труд.



- Ты холостяк?

- Да

-Почему?

- Своего человека я пока не нашёл. Он где-то есть, просто всему своё время. Я не стараюсь на кого-то размениваться. Знаю, что обязательно встречу свою половину, свою любовь, но сейчас я сконцентрирован на карьере. Я знаю, что у меня вся карьера впереди.

- Твой идеал?

- Главное, чтобы она говорила, что любит меня, ценит и что я – самый лучший для неё. Остальное мне второстепенно. Пока такого нет, а потребительское отношение мне неинтересно.

- Девочки часто пишут или пытаются познакомиться?

- Вопросов нет, пишут (смеётся). Есть такое, но я очень мало сижу в социальных сетях. Я, конечно, отвечаю, но, если мне человек симпатичен – да, я могу увидеться. Вообще я – за реальное общение.

- У хабаровчанок есть шанс?

- Нет (смеётся). Просто я никуда не выхожу. Нет, если я увижу ту самую, которая мне понравится, и она впечатлит меня, то возможно… Но вряд ли (смеётся).

- А если она придёт на стадион…

- Да, на стадионе, кстати, возможно. Если она крикнет что-нибудь. Только не «Салам Алейкум!» (смеётся). На самом деле, у всех есть шанс, все мы люди. Я открыт, но только не для социальных сетей. Конечно, я хочу, чтобы у меня была вторая половина, семья, дети. Я знаю, что где-то она ходит и ждёт меня. А кто ждёт, тому достанется самое лучшее.









Комментарии


0
Иван Сидоров
Кирилл, Низовцев вас удалит на первой минуте, чтобы обезглавить СКА. Это почитайте на Вандивижн. Остается один Костя. Ребята, верим в вас и умоляем привезите победу наперекор судьям ФНЛ!!!
0
Константин Плотников
Я верю, что мы победим в Калининграде...но будет очень непросто

Для добавления комментария необходимо авторизоваться


Для авторизации воспользуйтесь одной из социальных сетей

Возврат к списку новостей

При поддержке правительства Хабаровского края


Правительство Хабаровского края