Футбольный клуб СКА Хабаровск

В его руках главные футбольные таланты Дальнего Востока – большое интервью Георгия Бычкова


В его руках главные футбольные таланты Дальнего Востока – большое интервью Георгия Бычкова

Самый молодой тренер ЦПЮФ «СКА-Хабаровск» руководит самой старшей командой армейцев. Его путь в футболе абсолютно нетипичен. Никогда не играл на профессиональном уровне, зато поработал в лучшей академии России. Из благополучного Краснодара в суровый Хабаровск, где он собирал свою команду буквально по крупицам. Ему всего 27, но в его руках будущее хабаровского футбола. В большом интервью Георгий Бычков вспоминает юного Газинского и строгого Галицкого, респектует фанатам и погружается в «болото».

ГАЗИНСКИЙ, ТРАВМА, «ЗЕНИТ»

- Я родился в Комсомольске-на-Амуре, где и начал играть в футбол. Выступал за дубль «Смены», провёл несколько тренировок с основой. Тогда, в 2008-2009 годах, в Комсомольске была очень сильная команда – Андрей Лодис, Александр Сапежников, Александр Горбатюк, ну и, конечно, Юрий Газинский.

- Сейчас ты с ним хорошо общаешься. Как вы познакомились?

- Мы занимались у одного тренера. Юра немного старше меня. Помню, он приходил к нам на тренировки, играл с нами. Несколько раз шли вместе с тренировок, общались. Но именно сдружились мы, как ни странно, после моего отъезда в Санкт-Петербург. Юра в это же время перебрался во Владивосток, где, как и я, был один. Созванивались, он ко мне в гости приезжал.

- В «Смене» Газинский начинал ни сказать, чтобы феерично. Ты тогда мог подумать, что это будущий капитан сборной России?

- Юра всегда быстро принимал решения. Ещё с детства ему были даны техника, чувство мяча. Да, в начале у него не всё получалось, но в нём был виден огромный потенциал. Газинский – настоящий профессионал, он всегда режимил. Его нужно ставить в пример молодым ребятам.

Юрий Газинский и Георгий Бычков

- Почему ты переехал в Санкт-Петербург?

— Я понимал, что пробиться в основной состав «Смены» мне будет тяжело. Плюс, тогда дубль практически не играл ни на каких турнирах. Были лишь зональные чемпионаты, где СКА нас обыгрывал. Перспектив особо не было и в 17 лет я уехал в Санкт-Петербург, где поступил в Институт физкультуры и спорта им. Лесгафта (единственный среди физкультурных вузов России, который является членом Ассоциации физкультурных вузов Европы – прим. пресс-службы).

Георгий Бычков в составе дубля «Смены» (третий слева)

В Питере я продолжил играть в футбол на уровне третьей лиги. Это была любительская команда, которую содержал бизнесмен. Он тратил деньги на поле, оборудовал тренажёрный зал, платил зарплату (15-20 тысяч рублей) и премиальные. Но потом я получил тяжёлую травму колена. После операции и длительной реабилитации решил, что буду продолжать заниматься любимым делом, но уже в качестве тренера. Ещё не закончив институт, без лицензии и образования я начал работать тренером-стажёром в филиале «Зенита».

Через полгода я получил первую лицензию D, которая даёт право тренировать детей. Параллельно я помогал тренеру в любительской команде третьей лиги. Уже в 20 лет я проводил тренировки для взрослых мужиков. Они видели мою работу и относились с уважением.

«КРАСНОДАР», ДЕТСКАЯ ТЮРЬМА, ГАЛИЦКИЙ

В 2013 году я подал своё резюме в «Краснодар». На тот момент клуб только проходил стадию становления. Туда как раз перешёл из «Торпедо» Юра Газинский. Помню, позвонил ему и спросил «есть вариант попасть в академию клуба?». Он сказал, что без конкурса это невозможно. Говорить с кем-то за меня – бесполезно. Меня пригласили на конкурс, в котором участвовало 70 человек. Было ощущение, что там отбирали не тренеров, а футболистов! Конкурс состоял из трёх частей. Первая, и самая важная – это футбольное оснащение. Передачи, жонглирование, координация, выносливость и даже скоростные способности… Уже после этой стадии 70% тренеров поехали домой.

- По-твоему это справедливо? В футболе есть масса примеров, когда тренеры не играли на профессиональном уровне – те же Моуриньо, Сарри…

- В академию мы всё-таки приезжали детскими тренерами. Ребёнку не нужно рисовать схемы на макетах, ему нужно показать, как правильно делать упражнение. От твоих навыков зависит качество элементов, которое освоит юный футболист. Ты должен красиво и быстро показать упражнение, как оно выглядит в идеале. В «Краснодаре» этому уделяли огромное внимание. Я знал, какие будут упражнения, поэтому долго готовился. И то, было очень сложно.

Вторая часть – теория. Мы приходили в классы и за компьютерами решали тесты, связанные с психологией и физиологией футболистов, теорией и методикой футбола в разных возрастах. Я этими знаниями обладал, потому что закончил спортивный вуз и много читал по теме. Там ещё процентов десять отсеялось. И третья часть – практика. В течение недели нужно было помогать тренеру в академии. В итоге из 70 человек в академию взяли лишь четырёх. И то - на испытательный срок с маленькой зарплатой. Нужно было показывать себя, работать и лишь после этого заключали контракт.

- Какую команду тебе дали?

- Меня отправили в филиал «Краснодара». Там я работал с ребятами 2006 года (тогда им было 8 лет), всего 4 группы по 12 детей. Затем мне дали 2003 год. Огромное количество тренировок и информации. Всё это нужно было заносить в электронные отчёты. Тот опыт позволяет сейчас мне всё делать на автомате.

- «Краснодар» - это «быки», а у тебя фамилия Бычков. Совпадение?

- Местные тренеры говорили, что я просто создан для этого клуба (смеётся)! Конечно, это стечение обстоятельств. Ехал туда не из-за фамилии (улыбается).

- Все говорят, что академия «Краснодара» самая крутая. Приведи несколько примеров, чем она так хороша.

- Самое главное – инфраструктура. Второе – качество работы тренеров, поставленное руководителями. Далее – отношение самих детей. Строжайший контроль, который так необходим в российском футболе. Ну и, конечно, огромное количество детей. Представьте, в Краснодарском крае футболом занимаются 15 тысяч ребят. В 12 лет в академию «Краснодара» попадают 250-300 детей. Тренерам есть, из кого выбирать. Причём ещё 250-300 человек из тех, что не взяли, примерно такого же уровня.

- Ты сказал, важен контроль. Что это значит?

- Есть не только тренеры. Ещё есть тренеры-кураторы, которые следят за работой всех наставников, тренеры-методисты, главные тренеры – все они помогают составить план тренировок. Обязательно нужно соблюдать тайминг, следить за тем, чтобы дети работали на поле максимально. Большое количество отчётов, на которые ты потом можешь ссылаться, если что-то не получается. Например, почему команда не забивает со штрафных ударов? Ну а как она будет забивать, если ты за неделю ни разу не поработал над исполнением стандартов? Обязательно есть лист, на котором записано, кто с какой позиции чаще забивает. В конце недели ты всё считаешь и уже на установке говоришь, кто будет бить тот или иной штрафной. Я до сих пор использую сводный мониторинг - в таблицу Excel вношу данные, кто сколько времени провёл на тренировках и в матчах. Через месяц смотрю результаты. Почему Сидоров не развивается? Да потому что он за целый месяц сыграл всего 50 минут. Исходя из этих данных, ты можешь менять свой тренировочный процесс.

- Тебе близка философия «Краснодара»?

- Да, я люблю короткий и средний пас, взаимодействие группы игроков с выводом под удар, подключение флангов. Мне нравится схема 4-3-3 и я стараюсь воплотить эту философию в своей команде.

- Академию «Краснодара» называют детской богатой тюрьмой. Согласен?

- Там огромное количество тренировок. Футбол требует строжайшей дисциплины. Конечно, не всегда у детей есть возможность отдыхать, проводить время с друзьями. Но если ты хочешь стать профессиональным футболистом, ты должен сто процентов своего времени посвящать этому делу. Всё равно у них есть возможность видеться с родителями, участвовать в разных мероприятиях. Для своего ребёнка я бы выбрал академию «Краснодара». Она даёт качество.

- С тобой в академии тогда работал Мурад Мусаев, который тренировал команду 1999 года. Видел в нём будущего главного тренера «Краснодара»?

- Тогда сложно было это представить. Мусаев сделал себя сам. Настоящий работяга, профессионал. Он очень умный, со своим видением футбола.

Мурад Мусаев, главный тренер «Краснодара»

- Как часто Галицкий приходил на тренировки?

- Ещё в то время, когда у Сергея Николаевича был «Магнит», он практически каждый день прилетал на своём вертолёте и ходил по полям, смотрел тренировки, что-то подсказывал, советовал. Помимо игр второй и третьей команды «Краснодара», он посещал матчи детских команд. Галицкий живёт своей академией. Сейчас он, наверное, ещё чаще там бывает.

Сергей Галицкий, президент и владелец футбольного клуба «Краснодар»

БАБУШКИ, ОТЕЦ ШАЛЫГИНА, ПАРНИШКА СО ДВОРА

- Почему же ты уехал из лучшей академии России?

- Я хотел работать со взрослыми. Когда я помогал интернату, тренировал 15-16-летних ребят, понимал, что это моё. В «Краснодаре» очень много опытных тренеров с крупными лицензиями. Мне там просто не дали бы работать со взрослыми командами. Нужно было ждать. Я стал искать варианты. Звали в Санкт-Петербург, Москву, но это, опять же, были дети. Никто не хотел доверять молодому тренеру, который работал только с детьми, пусть даже в «Краснодаре». Появился вариант с Хабаровскому. Игорю Олеговичу Протасову (директор ЦПЮФ «СКА-Хабаровск» - прим. пресс-службы) меня порекомендовали, как дальневосточника с опытом работы в лучшей академии страны, который ищет работу. Я благодарен, что в меня поверили и дали команду. Тогда моим пацанам было 14-15 лет.

- Та команда проигрывала «Лучу» 1:9, но спустя два года вы обыграли приморцев 7:0. Как это возможно?

- Я приехал в начале мая. У них как раз здесь был зональный этап. Я все эти игры смотрел и мне было не по себе. Я видел, что там мало запасных, качество работы с мячом и без мяча для 15-летнего возраста было никаким. Мне стало интересно, почему в таком большом городе нет достойной команды? Мы начали работать. На первой тренировке было 12-14 человек. Я спросил, а где все? Они отвечают – вот, сейчас лето, кто-то к бабушке уехал, кто-то на море с родителями. Я говорю – так, стоп! У вас сезон заканчивается в ноябре, потом зима, манежа нет. Какие бабушки? Какое море? Вы когда тренируетесь? У вас всего 7-8 месяцев полноценной работы. Я провёл родительское собрание сразу же, озвучил свою задачу, что я приехал сюда не отбывать номер за зарплату, а для того, чтобы дать максимальное качество. Я хочу добиться результата как для команды, так и для себя.

- Тебе на тот момент 24 года. Ты сам многим родителям годишься в сыновья. Они тебе поверили?

- Я всегда был очень коммуникабельным и умел доносить информацию. Я сказал, ваша задача - чтобы дети летом никуда не уезжали и просто ходили на тренировки. Остальное я сделаю сам. Все родители молчали и кивали головой. Может и были какие-то мысли, но я начал подтверждать свои слова работой. Спустя всего 2-3 месяца мы поехали на зональный турнир и выступили там уже более достойно – уступили «Лучу» 0:1, сыграли 1:1 с очень сильной командой Сахалина. Потом была зимняя пауза, но я продолжал работать. 12 января мы уже начали тренироваться в манеже, потом вышли на большое поле. Мы знали, что 27 марта у нас ждёт международный турнир во Владивостоке, который СКА никогда не выигрывал. Мы знали, что должны взять кубок. Мы знали, что должны тренироваться больше, чем они. Самое главное, что у нас должен быть свой стиль игры. И мы выиграли этот турнир с разницей мячей 15:1. Однако я понимал, что это только начало. Я знал, что нужно улучшать команду, помимо организации тренировок. Летом 2017-го мы выиграли зону, и я начал звонить родителям игроков из Владивостока и Комсомольска, которые мне понравились, и уговаривать их перейти в «СКА-Хабаровск». Я им пообещал, что у нас будет лучшая команда на Дальнем Востоке. Все будут играть в один футбол. Каждый защитник будет понимать, что в тот или иной момент будет делать нападающий. Я заверил, что устрою детей учиться и заселю в общежитие.

- Кого ты переманил?

- Первыми были Кулиев и Калинин из Комсомольска. Ещё через месяц я звонил папе Лёши Шалыгина. Сначала он не ответил, а потом сам перезвонил. Гуляю с женой – звонок. Говорю жене – это очень важно, от этого зависит вся моя команда. Жена знает, что я фанат футбола, поэтому всё поняла. Она села на лавочку, а я полтора часа наматывал круги вокруг неё. Разговор получился тяжёлым, отец переживал, где Лёша будет жить, учиться. В итоге встретил ребят, помог перевести вещи, обустроиться. И вот тогда мы начали полноценной командой по духу, по силе работать.

Алексей Шалыгин

Самый памятный турнир – это финал России в апреле прошлого года. Мы попали в группу с «Рубином», «Краснодаром» и «Зенитом». В «Краснодаре» работали хорошо знакомые мне тренеры. Я хорошо знал игру этой команды, разобрал её. Конечно, мы действовали от обороны, за счёт быстрых атак. И мы выиграли 3:1! Конечно, для СКА обыграть такую академию – это достижение. Но и для меня лично это очень важная победа. Я хотел всем доказать, что способен построить сильную команду.

- Одна из главных проблем детского футбола – тренеры требуют от детей результат. Получается, в матче с «Краснодаром» ты тоже отошёл от своей философии, сыграв от обороны…

- У юношей уже должен быть дух победителей. Они должны уметь бороться, вырывать победы. Мне, как тренеру, хочется выигрывать. То же самое у ребят. Всегда запомнят результат. Я знаю, что даю им качество. Даже когда мы играем вторым номером, это не просто бей-беги. Мы знали слабые стороны «Краснодара» и в какие зоны должны выбегать наши атакующие игроки.

Команда Бычкова после победы над «Краснодаром»

- Сейчас ты следишь за игроками из других команд для возможного усиления «молодёжки»?

- Из пределов Дальнего Востока кого-то привлечь сложно, а что касается нашего округа, то лучшие молодые дальневосточные футболисты в возрасте 18-20 лет находятся уже у нас. Да, есть ребята, которые мне нравятся. Во Владивостоке, Благовещенске есть хорошие парни, но необходимо изучать более детально по каждому игроку: сможет ли он играть в наш футбол, будет ли он нашим единомышленником, захочет ли он переходить вообще. У меня нет цели собрать лучших игроков в одну команду. Я собираю и делаю команду, которая будет играть в тот футбол, который я хочу увидеть. И сейчас мои игроки, от запасного до лидера, от вратаря до нападающего играют в один футбол, зная, что нужно делать в различных ситуациях. Уже был опыт, когда привлекался неплохой футболист с хорошими индивидуальными способностями, но он не понимал, что ему необходимо делать на поле. Для понимания необходимо время, и чем лучше игрок, тем быстрее он может вписаться в поставленную философию. На примере, мой главный единомышленник, который переносит полностью мою философию на поле - Ващенко Лёня. Конечно, если будет возможность заполучить хорошего игрока, то я отказываться не буду, но сейчас лично по этому поводу ни с кем не общаюсь.

Леонид Ващенко

- Бывало, что, напротив, твоих игроков хотели переманить в другой клуб?

- В другие дальневосточные команды они точно не уйдут, потому что видят все-таки разницу в условиях. И от меня, как от тренера, они не уйдут, ведь они знают, что я настоящий фанат своего дела, они получают удовольствие от работы и, самое главное, развитие. Из европейской части России у кого-то возможно и были предложения, но со многими «СКА-Хабаровск» уже заключил контракт.

- Вернемся к вопросу о проблемах с возрастом. Помимо взрослых родителей, есть еще и 14-15-летние пацаны, у которых, как я понимаю, были проблемы с дисциплиной. Как 24-летнему тренеру удалось быстро завоевать уважение у подростков?

- Самое главное для молодого тренера во время прихода в новую команду - показать свое отношение к ним, к делу: показать, что ты - настоящий профессионал и обладаешь большим количеством знаний, которые можешь им передать. Я с самого начала говорил, чтобы они смотрели на то, как я живу футболом, как готовлюсь к тренировке, как стараюсь на поле донести до каждого игрока ту мысль, которую хочу. Они видели, что все тренировки разнообразные - практически нет такого, чтобы что-то повторялась. Им это было интересно, плюс, конечно же, присутствовала дисциплина и строгость. В дальнейшем вся эта работа приносила им прогресс и результат, что не могло не отразиться на уважении ко мне.

Кстати, по поводу разницы в возрасте. Те футболисты «основы», которые не летят с командой на выездные матчи, остаются тренироваться с нами и бывает так, что этот игрок старше меня. Но, видя мое отношение к тренировочному процессу, с их стороны было всё уважительно. Самое главное - это, чтобы футболист видел в тебе настоящего профессионала, а не парнишку со двора.

ДРАКИ, ПОДДУБСКИЙ, «МАНЧЕСТЕР СИТИ»

- Давай окончательно поставим точку в истории с инцидентом в Уссурийске (в сентябре прошлого года в заключительном матче 3 дивизиона матч между СКА-М и «Лучом-М» не был доигран из-за драки фанатов - прим. пресс-службы). Что тогда произошло с твоего взгляда?

- Еще в первом круге в Биробиджане в матче с «Лучом» была напряженная обстановка, но это нормально - это дерби! Нервы кипели и недавно в Благовещенске в полуфинале Кубка ДВ. Люди видят молодого тренера у бровки, юную команду и в недоумении: «А как это так, почему какой-то молодняк нас возит?» Видимо вся эта «напряженка", как между игроками, так и между тренерами, вылилась и на фанатов. Наших болельщиков избили и я, как тренер той команды, ради которой они приехали в другой город, ради их безопасности не мог позволить, чтобы этот матч продолжался. После этого решения пришлось выслушать много нового о себе со стороны тренерского штаба соперника. Я не стал опускаться до их уровня и отвечать такой же агрессией. Считаю, что все сделал правильно, даже несмотря на итоговый отрицательный вердикт (решением КДК ДФС «СКА-Хабаровску-М» было засчитано техническое поражение за отказ продолжать матч - прим. пресс-службы).

https://youtu.be/RYIVaeCR99c

YouTube1:31

- Ты ни разу не пожалел о том, что принял такое решение? Некоторые придерживаются позиции «Бычков струсил, поэтому отказался продолжать матч»(счет на момент остановки матча был 1:0 в пользу «Луча-М»- прим. пресс-службы.).

- Если им так нравится, то хорошо - я струсил. Но струсил не продолжать матч. Я переживал за наших болельщиков. А с чего мне было бояться продолжать игру? В первом круге мы их выиграли 2:0, и даже если бы мы в итоге проиграли, то в этом не было бы ничего зазорного - на тот момент в «молодёжке» «Луча» практически все были старше нас не на год и не два. Мы приехали туда играть, получать практику, набираться опыта. К тому же счет был минимальным, а в наличии был еще практически целый тайм.

- Перед принятием решения ты созванивался с руководством «СКА-Хабаровск». Оно придерживалось твоей точки зрения?

- Да, они полностью поддержали меня, и я окончательно убедился, что продолжать нельзя.

- А парни что говорили?

- Они, конечно, хотели играть, но их мнение хоть и учитывается, но отвечаю за них я, поэтому окончательное решение все равно за мной.

- Какое вообще отношение к фанатам, которые гоняют даже на матчи чемпионата города?

- Они молодцы, болеют за команду. Это подстегивает нас в нужные моменты.

https://www.youtube.com/watch?v=vM_x6Gtb4Dg

YouTube0:17

- А что насчет поломанных трибун на Хору, в Переяславке, а также той же драке в Уссурийске?

- Конечно это неправильно, это не поддерживаю. На Хору такие лавочки, что я больше не за стадион переживал, а за то, чтобы они не рухнули под трибуны. Там эта бедная деревянная лавочка ходуном ходила. Болеть нужно с умом. Нам очень приятно, ребят они действительно подгоняют. И всегда перед каждым таким матчем я в раздевалке делаю акцент на том, что специально ради нас приехали люди в другой город и играем мы, в первую очередь, для болельщиков клуба. И тот футбол, который мы показываем - это для того, чтобы ярый фанат и обычный «зевака», случайно зашедший на стадион, получил удовольствие от игры. Неважно на город мы играем или по 3 лиге, на Хору или основном поле стадиона им. Ленина.

- Представим, что тебе доверили провести реформу футбола на Дальнем Востоке. Какие аспекты ты туда бы включил?

- То, чего точно не хватает, это детско-юношеских турниров. Нет буфера сейчас между «молодёжкой» и основной командой. Невозможно с дубля, не имея опыта в мужском футболе, попасть в команду ФНЛ. Даже просто психологически тяжело. Нужна адаптация. Где им бороться, коммуницировать с мужиками? Поэтому самая главная проблема конкретно для нас сейчас - отсутствие полноценного второго, третьего дивизионов и краевого чемпионата. Почему-то в Приморье и Приамурье играют, а у нас в регионе даже на край не набирается хотя бы несколько команд. К сожалению, эти трудности могут повлиять на судьбу моих ребят. Они способны играть, причем не только по третьей лиге на Дальнем Востоке. Им просто необходима вторая или нормальная третья лига. Потому что, если собрать определенные команды в третий дивизион, то по уровню он будет практически такой же как и в ПФЛ.

Общаюсь с тренерами из Краснодара, Питера, Москвы и они в шоке: «Как в таком огромном регионе нет команд? Что у вас происходит там?». Ведь еще совсем недавно же было прилично команд и в третьей, и во второй лигах. Причем качественных команд.

- В этом году уже точно не будет полноценных третьего дивизиона и чемпионата края, а на город играют всего 5 команд. Какой план действий? Что делать, чтобы стать сильнее в такой ситуации?

- Продолжать работать, не отчаиваться и не менять отношение к делу. Мое отношение точно не изменится. Это не моя вина, не вина ребят, что сейчас этого нет. Но это же не повод плохо тренироваться. Мы будем продолжать работать и ждать. Ждать возможности сыграть на каком-то турнире, который нам предоставится. Потому что самая главная моя задача - это подготовить игроков к основной команде. И если дана возможность готовить их только через тренировочный процесс, то я продолжу выжимать максимум из того, что имеется.

- Ващенко, Шалыгин, Слепухин, Головков - атакующая сила, о которой уже знает весь Дальний Восток. Что о них говорит тренерский штаб основы и есть ли вариант с арендой с учетом нынешней ситуации?

- Алексей Николаевич Поддубский хорошо их знает, помимо этого я делюсь с ним информацией, видеоматериалами с матчей и тренировок. Потихонечку, через сборы и тренировки их уже подтягивают к «основе»: Ващенко и Шалыгин были на сборах зимой, сейчас к ним подключится еще Слепухин. Им нужно продолжать тренироваться в полную силу и показывать себя. Вот и все.


Роман Слепухин (слева)

- Как повлияли сборы на Ващенко и Шалыгина? «Звезду» не поймали?

- Со слов тренеров они выглядели неплохо, не выпадали. А отношение к команде, наоборот, стало более уважительное. Все стало только лучше, потому что они увидели, как профессионально работают взрослые мужики и к чему им нужно стремиться.

- Есть ли у них шансы дебютировать за «основу» в новом сезоне?

- На Кубке Дальнего Востока было видно, что они прибавили. По поводу игры за основную команду, повторюсь, что должно пройти время на адаптацию хотя бы в тренировочном процессе. Они качественные футболисты и имеют потенциал, чтобы стать игроками уровня команды ФНЛ, но нужно еще время. Не так просто взять и выйти в матче ФНЛ - это совершенно другая атмосфера, качество и опыт футболистов гораздо выше. Пока им достаточно того, что они уже тренируются с основной командой и постепенно втягиваются в мужской коллектив. Я уверен, что Алексей Николаевич выпустит их сразу же как они будут готовы к этому.

- Модель какой команды ты стараешься прививать к своей?

- «Манчестер Сити».

- «Манчестер Сити» или конкретно Гвардиола?

- Да, так точнее. Мне нравится, как играют его команды и как он сумел поставить в английском футболе такую игру.

«ЛУЧ», ВОЙНА, 4 БЛОКНОТА

- У тебя в руках сейчас главные футбольные таланты, пожалуй, всего Дальнего Востока. Что дальше? Какой срок ты даешь этой команде?

- Мы из года в год прибавляем и это видно. Сейчас в команде парням от 17 до 19 лет. У них еще есть время, по моему мнению, до 21 года, чтобы еще прибавить и сильнее раскрыться. Будем ждать возможности принимать участие в турнирах и бороться за попадание в главную команду.

- Ты не считаешь, что если они «поварятся» еще год-два в нынешней ситуации, то просто-напросто «закиснут» на уровне чемпионата города?

- Все-таки верю, что эти год-два пройдут в другом ключе. И, в любом случае, клуб может рассматривать варианты с арендой.

- Что по поводу самого тебя и твоего развития в такой ситуации?

- Да, конечно, есть амбиции и я хочу развиваться, двигаясь дальше. Моя главная цель - быть профессиональным тренером в мужской команде. Сейчас я стараюсь получить опыт и навыки на работе с молодыми футболистами. И, чтобы достичь своей цели, я делаю и продолжаю делать все возможное на данный момент.

- Та команда, которую ты собрал, может удержать тебя от предложений других команд?

Да. Тренировать детей я уже точно никуда не поеду, хотя были варианты.

- А если позовут в мужскую команду?

- Надо думать. Агента у меня нет, поэтому такой ситуации у меня еще не было. Все мы люди, и тренеры в том числе. Помимо команды, есть еще и ты сам. Необходимо развиваться, кормить семью, переходить из одного уровня жизни к другому, благодаря труду. Сидеть на одном уровне - не моя тема.

- Ты не жалеешь, что ушел из «Краснодара»?

- Я сумасшедше благодарен «СКА-Хабаровск» за то, что здесь дали мне такую возможность. Я сильно прибавил, у меня огромный прирост знаний. Благодарен, что у меня не завязаны руки и я могу самостоятельно обучаться, строить тренировочный процесс. Если свобода в руках у фаната своего дела, то это будет только на пользу. Поначалу, конечно, была доля сомнения, ведь если подумать, то был уже опыт и в «Зените», и в «Краснодаре», а тут возвращение практически обратно домой. Но сейчас, по истечению времени, я ни в коем случае не жалею.

- Драки и удаления в третьей лиге, нынешняя ситуация в третьей лиге и чемпионате края, всего 5 команд на городе. Теперь еще раз: ты хочешь уехать отсюда как можно скорее?

- Ну а куда? С детьми я точно уже не хочу работать. Моё желание — работать со старшими юношами, молодежной командой, помогать во взрослой.

Не знаю… Конечно, мне хочется развиваться. Когда видишь все эти проблемы и некоторых тренеров, которые смирились со всем этим… Я не стану таким. Если я увижу, что на все окончательно забили, то, конечно, мне придётся уехать. Но профессионалом я буду до конца при любых обстоятельствах. Пока руководство мне доверяет тренировать молодежный состав, дает возможность заниматься на основном поле, ездить на игры, предоставляет экипировку и инвентарь, верит в меня, я продолжаю работать. Пока есть куда расти, и я все же надеюсь, что ситуация изменится в лучшую сторону. Я вообще настолько проникся духом СКА за три года, что перед каждой игрой с «Лучом» у меня ощущение, что мы на войну выходим. И это при том, что я не воспитанник армейского клуба и родом из другого города. Для меня СКА стал по-настоящему родным.

- Кем и где ты себя видишь через 5 лет?

У меня есть 4 блокнота на разные темы, в одном из которых я пишу о своих планах. Там я обозначил, что к 30 годам я планирую работать во взрослой команде. Да, планировать можно что угодно, но, я считаю, что иду верно к этой цели, проделывая большую работу.

Роман Игнатик, Никита Пенкин.




Для добавления комментария необходимо авторизоваться


Для авторизации воспользуйтесь одной из социальных сетей

Возврат к списку новостей

Ближайший
домашний матч


Хабаровск, стадион им. Ленина
07 Июл 2019 17:00

При поддержке правительства Хабаровского края


Правительство Хабаровского края