Футбольный клуб СКА Хабаровск

Владислав Соромытько: «Удел запасного вратаря – не мой сценарий»


Владислав Соромытько: «Удел запасного вратаря – не мой сценарий»

Владислав Соромытько – потомственный голкипер, его отец защищал ворота СКА в середине 90-х. К 23 годам он успел покинуть Хабаровск, выиграть непростую зону «Восток» ПФЛ в составе комсомольской «Смены», вернуться в родной клуб и стать лидером молодёжной команды армейцев. Вот только дебют за основу всё откладывается. Впрочем, молодой футболист настроен на этот сезон решительно – он всерьёз намерен побороться за пост номер один.


Минск, Крым, магия

- Сборы – самое нелюбимое время большинства футболистов. Ты – не исключение?
- Отчасти. Понятно, что тяжело, но это приятный труд. Ты знаешь, ради чего работаешь. Самое сложное – это рутина. Каждый день как предыдущий – встаёшь, ешь, тренируешься, идёшь в гостиницу, опять ешь, спишь… И так по кругу.

- Чемпионат закончился совсем недавно. Есть ощущение, что сезон как будто продолжается?

- У меня такое ощущение уже на протяжении всей жизни – словно один большой сезон. В этот раз отдыхали две недели и мне вполне хватило. 

- Как тебе Беларусь? Понравился Минск?

- Нас свозили на экскурсию и могу сказать, что город очень чистый, ухоженный. Здесь много старинных построек с необычной архитектурой. Центральные улицы напоминают Санкт-Петербург. Чувствуется, что это уже Европа.

- Отпуск ты провёл в Крыму. Почему полетел именно туда?

- У меня есть там родня и одна особа…

- Роман на расстоянии?

- Может быть… (улыбается) 

- Что тебя больше всего удивило в Крыму?

- Это шикарные места. Я был в Крыму и раньше, но сейчас увидел его по-настоящему. Живописные пейзажи, приятный климат. Мне повезло – все дни были солнечными и какая-то магия со мной происходила.

Комсомольск-на-Амуре, бандиты, слёзы

- У тебя необычная фамилия. Часто коверкают её?

- Постоянно! Я бываю, и «Соромятко», и «Сыромытько»… Особенно если по телефону нужно сказать свою фамилию, приходится раза четыре повторять по слогам. Так что я привык.

- В середине 90-х твой отец тоже защищал ворота СКА. Тогда ты был ещё совсем маленьким и вряд ли помнишь те матчи…

- Вообще ничего не помню. Единственное, что всплывает в памяти – отцу подарили огромный торт в виде футбольного поля.

- А свой первый поход на стадион помнишь?

- Именно первый тяжело вспомнить, но как-то было, что я намеренно болел против СКА. Я называл наших футболистов или «плохими» или «бандитами»… 

- Расскажи о своём первом матче на взрослом уровне. Что чувствует 20-летний «юнец», который выходит в мужскую мясорубку под названием «ПФЛ»?

- Позиция вратаря обязывает быть спокойным. Неважно, сколько тебе лет, ты должен соответствовать этому уровню и вести себя как взрослый. Я хотел воспользоваться этим шансом и показать свой максимум. 

- Как тебе жилось в Комсомольске-на-Амуре?

- Очень хорошее время было, до сих пор приятно вспоминать. Я жил с капитаном команды (Солтан Таказов – прим. пресс-служба ФК «СКА-Хабаровск») и со временем я понял, почему именно он носит капитанскую повязку. Мудрый и спокойный осетин, с которым мы сдружились. Сам город, конечно, маленький. Я весь его обошёл буквально за первую неделю.

- Когда ты выступал за «Смену», наверняка понимал, если даже выиграете зону «Восток», вряд ли клуб заявится в ФНЛ. За что вы играли? В чём была мотивация?
- Мы всё равно надеялись до последнего. Хотя, конечно, это не было нашей главной мотивацией. Мы просто «рубились» друг за друга, за историю. Собрался очень хороший коллектив.

- Зону «Восток» вы тогда всё-таки выиграли и в последнем матче ты даже не сдержал слёз. Что это были за эмоции?

- Я очень этого хотел. Когда мы начинали сезон, никто даже подумать не мог, что мы сможем выиграть зону. Была очень тяжёлая концовка первенства, команда начала терять очки и в последнем матче с «Читой» нас устраивала только победа. Это была очень тяжёлая игра. Во-первых, я играл со сломанным пальцем – дня за три до матча сломал мизинец на тренировке. Во-вторых, во время игры уже получил коленом по голове. Очень долго оказывали помощь, у меня вся левая часть лица опухла, пошла кровь из носа. Получился красивый боевой сценарий. После финального свистка я просто упал без сил и понял, что мы сделали то, что в Комсомольске-на-Амуре никто никогда не совершал. Слёзы сами собой покатились…

- Объясни, как вратарь может играть со сломанным пальцем?

- Это был такой матч, когда плевать на всё. Мне хотели укол делать, но я против обезболевающих. Перебинтовал палец и спокойненько вышел. Когда надо было ловить, отбивал. Кстати, после того матча я вернулся домой и меня сразу пригласили на сборы с основой СКА. Я поехал в больницу, и хирург мне сказал, что нужно делать операцию – если не вставить спицы, то потом палец просто не будет сгибаться. Говорит, походишь месяц так и потом будешь восстанавливаться. А у меня через неделю сборы начинаются уже. Я долго думал, боялся, что потом вообще играть не смогу, но в итоге поехал на сборы – когда ещё такой шанс будет? Там никому не говорил про сломанный палец, прятал его, по ночам доставал гипс из тумбочки и надевал на руку. На тренировки в перчатку вставлял специальную лангету – смастерили её с отцом. И так три недели. Сейчас с пальцем всё хорошо, правда немного кривой и до конца не сгибается. Но, главное, играть это не мешает.

Брейк-данс, паркур, сальто назад

- В школе ты занимался брейк-дансом. Как тебя туда занесло?

- Это было детство. Чем я только не увлекался - и паркуром (прыгал по гаражам), и в брейк-данс занесло… Просто были друзья, которые занимались. Кстати, если бы не эти мои уличные навыки, думаю, вряд ли бы у меня получилось в футболе. Вратарской школы у меня, можно сказать, нет. В детстве не было тренера вратарей, он появился только в дубле. Только за счёт каких-то акробатических навыков и развитой ловкости я и «вывез»

- Насколько ты крутой брейкер по меркам хотя бы Хабаровска?

- На данный момент я очень плохой брейкер (смеётся). Я уже всё забыл. Тогда кто-то меня знал. Не скажу, что я был неимоверно крутым, но я гнул свою линию и за это, думаю, могли меня уважать.

- На голове можешь крутиться?

- Может быть и могу. Если попросишь, думаю, могу исполнить (смеётся).

- Когда в последний раз что-нибудь исполнял?

- Мне нравится делать различные акробатические этюды. Если есть место, могу и на улице где-нибудь исполнить или на поле поприкалываться. Стараюсь не забывать свои навыки.

- Некоторые футболисты после забитых мячей делают сальто. Ты можешь что-то подобное ?

- Могу. Могу сделать рондат фляк сальто назад. 

- Не было у тебя мысли после отбитого пенальти изобразить что-то подобное?

- Нет, была мысль исполнить после забитого мяча (смеётся). Надеюсь, всё впереди.

- То есть твоя команда забивает и ты делаешь?

- Нет, я забиваю и делаю. 

Гнойный, Оксимирон, 2Pac

- Я знаю, ты любишь рэп. Как относишься к творчеству земляка Гнойного?

- Я, конечно, сам не рэпер, но ценю старую школу. Знаешь, говорят, есть true (истинное - перевод с англ.), есть не true. Кто-то делает рэп ради денег, кто-то ради творчества. С Гнойным лично не знаком. Но если на первых баттлах с Оксимироном он был true, то потом началась эта история с СТС…Не хочу никого обидеть, но я немного другого понимания.

- Ты любишь старую школу, типа 2Pac, Beastie Boys, LL Cool J?

- Есть 2pac, есть The Notorious B.I.G. Вот я больше за второго – это другое побережье.

- Говорят, все вратари не от мира сего. Согласен?

- Скорее да, чем нет. Мы же такие одни. У нас одна штрафная площадь, одна вратарская, одни ворота. Мы всегда сзади стоим одни. С нас требуют больше, и в личностном плане, и в физическом, и в техническом. Мы отдельные персонажи и, конечно, это определяет нашу личность.

- Как в жизни проявляется эта ваша особенность?

- Мы все разные. Я – спокойный, не люблю много говорить. Саша Довбня, наоборот, любит завезти кого-то на тренировке, покричать.

- Вспомни самого странного своего партнёра по команде.

- В комсомольской «Смене» был Ибрагим Базаев – это человек, который просто всегда разговаривает. Мы его не слышали только когда он спал. Просыпался и сразу начинал говорить. Такой вот человек с большой головой. 

Буффон, сборная России, хейтеры

- Я знаю, что ты симпатизируешь Буффону. Что ты испытывал, когда итальянцы не смогли обыграть шведов?

- Это вообще печаль. Это беда. Я очень расстроился. Буффон уже закончил карьеру в «Ювентусе» и закончил карьеру в сборной. Для него это был последний шанс показать, что он очень большой вратарь, даже не смотря на цифру в его паспорте (40 лет – прим. пресс-службы ФК «СКА-Хабаровск»).

- Пока ты восстанавливался после травмы, успел дебютировать в качестве комментатора. Насколько комфортно тебе было в новом качестве?

- Конечно, мне было некомфортно. Я поэтому и согласился – хотел что-то новое попробовать. Чтобы не сидеть дома с этим коленом и грустить. Эти новые эмоции мне помогли в эмоциональном плане.

- Стартовал Чемпионат Мира. Сколько игр планируешь посмотреть?

- На сборах хочу посмотреть все матчи, потому что в Минске удобное для этого время. Я помню все Чемпионаты Мира, которые смотрел. Мой первый мундиаль был в 2002 году. Всегда просыпался специально ночью, потому что это большой футбольный праздник, на котором пишутся сюжеты, рождаются сказки.

- Чего ждёшь от сборной России?

- Надеюсь, пацаны смогут и докажут всем хейтерам, (враг, недруг, склочник, ненавистник) (от англ. hate — ненависть) — тот, кто испытывает ненависть к какому-либо человеку – прим. пресс-службы ФК «СКА-Хабаровск») что они способны на многое.

- «Многое» - это выход из группы?

- Выход из группы – это, конечно, результат, но я надеюсь на большее.

С какой самой неожиданной просьбой к тебе обращались болельщики?

- Когда я играл в «Смене», мне написал парнишка лет пятнадцати – начинающий вратарь. Он просил меня подарить форму и я пообещал, что отдам свитер в конце сезона. Своё обещание я сдержал, но прошло время и он мне опять пишет – подари шорты, гетры, бутсы, перчатки. Я ему объяснил, что у нас нет лишней экипировки, она в ограниченном количестве. К тому же, я уже подарил ему свитер. Оказалось, что он его уже продал (смеётся).

- В сентябре тебе исполнится 24 года. С одной стороны, для вратаря это ещё совсем юный возраст, с другой, тот же Акинфеев дебютировал в Премьер-лиге в 16 лет и в твоём возрасте уже ставил рекорды. Ты сам себя как ощущаешь – ещё молодым игроком или уже зрелым?

- До пика мне ещё далеко. Яшин говорил, что вратари раскрываются в 28. Конечно, мне приятно считать себя молодым, но я бы не сказал, что я не готов к вызову и ответственности. Я работаю и жду своего шанса. Удел запасного вратаря – это не мой сценарий.

- Как ты настраиваешься на этот сезон? Готов побороться за первый номер СКА?

- Я всегда готов побороться. При первой же возможности, постараюсь воспользоваться этим шансом. Я понимаю, что все наши болельщики, родители, друзья будут гордиться, если ворота будет защищать местный голкипер.




Для добавления комментария необходимо авторизоваться


Для авторизации воспользуйтесь одной из социальных сетей

Возврат к списку новостей

Предстоящий матч


Домодедово. Стадион "Авангард"
18 Авг 2018 18:00

Главный спонсор


Футбольная национальная лига